Образ здоровья
ИСТОРИЯ Земляки. Заметные следы. Продолжение беседы с первым префектом Зеленограда А.А.Ищуком  Архив ©Зеленоград сегодня
28.02.2018     2205    1

Земляки. Заметные следы. Продолжение беседы с первым префектом Зеленограда А.А.Ищуком

Мы продолжаем публикацию бесед кандидата исторических наук Александры Николаевны Васильевой с первым префектом города Зеленограда Алексеем Алексеевичем Ищуком.

Новый секретарь РК КПСС

Александра Николаевна: - Насколько я помню, в этот период в Зеленограде поменялся секретарь РК КПСС. Им стал Анатолий Михайлович Ларионов.
Алексей Алексеевич: - Да, это так. Он приступил к работе, когда в обществе, в том числе и в Зеленограде, накопилась масса проблем, разрешать которые приходилось в обстановке нарастающего отчуждения людей от власти…

А.Н.: - Действительно, время было непростое. На Западе развернулась масштабная антисоветская кампания, связанная с введением советских войск в Афганистан (декабрь 1979 года). В 1980 году был объявлен бойкот XXII Олимпийским играм в Москве, ни одна западная страна не прислала на них своих представителей. К СССР были применены международные санкции. Доступ в страну из-за рубежа лучших образцов техники и наукоемких технологий фактически прекратился. В стране, несмотря на то, что, судя по динамике множества показателей, СССР в 1965-1985 гг. находился в состоянии относительного благополучия, назревали факторы нестабильности. Малоподвижная система отторгала все новое – и людей, и их идеи по научно-производственным, социально-экономическим и другим вопросам. В Зеленограде, как и во всей стране, появились черты, свидетельствующие о превращении партийной и государственной бюрократии в наследственную.
А.А.: - После смерти Л.И. Брежнева «засветилась» надежда на позитивные изменения…

А.Н.: - Согласна. Ю.В. Андропов стремился остановить нарастающую эрозию, используя административные методы: развернулась борьба под руководством партийных организаций за укрепление трудовой дисциплины, с коррупцией в государственном аппарате.
А.А.: - Началось активное противодействие пьянству на производстве. Попытки Андропова Ю.В. бороться с хищениями, взяточничеством, коррупцией были положительно восприняты массовым сознанием. В обществе появилась надежда на преодоление кризисных явлений.

А.Н.: - В такой атмосфере началась партийная работа Анатолия Михайловича Ларионова и советская (так раньше называлось участие в работе выборных органов исполнительной власти) - Алексея Алексеевича Ищука. То, что я сейчас скажу, оставьте без комментариев. Пусть их сделают другие. Вы вместе с Ларионовым (это не только мое личное мнение) заняли особое место в истории нашей малой родины. И того, и другого, несмотря на, казалось бы, разный исход жизни, объединяла высокая гражданская позиция, незаурядные организаторские способности, любовь к простым людям, живым и мертвым. При всем уважении к руководителям этих же рангов предшествующих лет (да, наверное, и последующих) смею утверждать, что в особой памяти зеленоградцев останутся именно эти два руководителя города, которым пришлось работать в самую труднейшую эпоху – эпоху «перемен». Не случайно, на Востоке пожелание недругу так и звучит: «Чтоб ты жил в эпоху перемен!».
А.А.: - Анатолий Михайлович Ларионов по своей сути был революционером. Он ни партийным организациям, ни руководителям различных отраслей города не давал спокойной жизни, ведя курс, обозначенный Ю.В.Андроповым

А.Н.: - Вы можете назвать, что было сделано в городе при Ларионове А.М.?
А.А.: - Конечно! Следует подчеркнуть, что партийной организацией города он руководил всего 5 лет. За это время завершено строительство Дворца культуры, Дворца творчества детей и юношества, Парка Победы с цветниками и фонтаном «Каскад», заложен Парк «Ровесник» в 5-ом микрорайоне (высадка деревьев выпускниками школ проводилась лишь в первые годы). Именно А.М. Ларионов не только поддержал идею о жилищном комплексе (МЖК), но и способствовал тому, чтобы под его строительство была отведена территория в 5-ом микрорайоне. В эти же годы был построен и начал свою работу Школьный завод, открыт филиал Центра микрохирургии глаза. Представить современный Зеленоград без этих объектов сейчас просто невозможно.

А.Н.: - А до этого он был председателем Зеленоградского исполкома. Но я его хорошо помню по его работе в качестве секретаря парткома МИЭТ. Сколько он сделал для молодых миэтовцев и в период их учебы, и после окончания вуза! Но об этом, думаю, они должны рассказать сами.
А.А.: - Без их воспоминаний образ Анатолия Михайловича будет неполный…

А.Н.: - Коллектив МИЭТа – очень непростой. Поскольку молодежь была в поле особого внимания недружественных нам стран, с территории которых 24 часа в сутки «вещали» различные «голоса», соответствующие органы строго следили за тем, что говорят преподаватели студентам. Как-то ко мне пришли студенты с физико-технического факультета (не моего, так как я читала лекции на факультете микроприборов и технической кибернетики) и пригласили на встречу в общежитие. Обозначили и тему: «Формы и методы буржуазной пропаганды». Ничего не подозревая, я примчалась в назначенное время (очень просили быть точной), рассказала им о том, что их интересовало. Затем они предложили сценарий, от которого я внутренне содрогнулась: прослушать передачу «Голоса Америки», а затем ее прокомментировать с учетом «ее форм и методов». Во время эфира студенты смотрели на меня изучающе. Но выполнить их просьбу оказалось нетрудно. «Голос» подтвердил мой тезис: «говорили правду, только правду, но не всю правду...» На фоне этой правды вклинивалась маленькая, но чудовищная ложь. У русского народа есть очень хорошая поговорка: «За деревьями не видят леса». Вот об этом «лесе» мы и поговорили. От этой встречи все получили полное удовлетворение. А уже утром следующего дня меня вызывает заведующий кафедрой и предлагает написать объяснительную записку по поводу организации в студенческом общежитии совместного прослушивания передач враждебной радиостанции. Через некоторое время поэтому же поводу позвонили из районного отделения общества «Знание». Больше всего меня поразило то, что среди студентов был «сексот». Я поняла, что мой пример хотят использовать для публичной порки с соответствующими оргвыводами в отношении моей работы с молодежью и в назидание другим «Кошку бьют, невестке повестку дают», - говорили про такие ситуации у нас на Руси. Анатолий Михайлович детально разобрался в ситуации. Он проанализировал содержание передачи «Голоса Америки» и доложил на парткоме: «Ложь умело запрятана в правду, но ложь опасная. Это аргументированно доказал преподаватель, повысив и свой авторитет, и авторитет страны".

А.А.: - Что и доказывает правильность моей оценки его личности как революционера. Такой подход к патриотической работе был революционным, к сожалению, многие не понимали логику некоторых его поступков.

А.Н.: - Вдохнул свежую струю А.М. Ларионов и в традиционные формы патриотической работы. Он стремился организовать ее так, чтобы все мероприятия проходили на высокой эмоциональной ноте, были разнообразными и запоминающимися. Ему принадлежит идея создания телефильма, с использованием местного материала, которую блестяще реализовала профессиональный миэтовский режиссер Т.Я. Берестенко («Минута молчания…»). Несколько поколений студентов смотрели фильм, затаив дыхание.

А.А.: - Насколько я помню, именно комсомольская организация МИЭТ установила обелиск на могиле неизвестного защитника Москвы, захороненного местной жительницей на своем огороде в декабре 1941 года.
А.Н.: - Это была учительница. Сосновская. Могила со временем оказалась на территории теперешнего 11-го микрорайона – свидетельство тому, что здесь когда-то был бой.

А.А.: - В Александровке (нынешний 14-ый микрорайон), я помню, тоже что-то делали именно комсомольцы-миэтовцы.
А.Н.: - Они участвовали в выявлении имен обнаруженных останков погибших в районе д. Баранцево. Их перезахоронили в Братской могиле 14 микрорайона. Ухаживали за могилами защитников Кавказа в зимне-летние периоды функционирования спортивного лагеря «Загедан» и др. Думаю, что такое внимание миэтовской молодежи к увековечению памяти погибших защитников нашей малой родины связано с тем, что к этой работе со всей серьезностью относились первые лица института - ректор Л.Н. Преснухин, Совет ветеранов, куда тогда входили только фронтовики-преподаватели и сотрудники МИЭТ, и, конечно, партком, под чьим непосредственным руководством развивалась патриотическая работа комитета ВЛКСМ.

А.А.: - Благодаря стараниям А.М. Ларионова все поколения зеленоградцев четко знают, где проходил рубеж обороны Москвы: проектная мастерская и управление «Зеленоградстрой» выполнили поставленную перед ними задачу. На Панфиловском проспекте появился памятный знак, сделанный из монолитного бетона.
А.Н.: - А.М. Ларионов начал осуществлять свою заветную мысль о создании Зеленоградского некрополя. Он его понимал несколько по-другому, нежели трактуется это понятие в толковых словарях: «кладбище, на котором похоронены знаменитые люди».

А.А.: - Он хотел увековечить память не только знаменитых людей. Это была благородная, но опережающая время идея: нужна большая, требующая особой деликатности работа, чтобы никого не обидеть - ни живых (родственников), ни мертвых, незаслуженно забытых.
А.Н.: - Думаю, что он был знаком с методами так называемой интеллектуальной (публичной) истории, когда родственники описывают жизнь своих умерших близких. Через их биографии познается эпоха. Если бы удалось привлечь внимание к этому методу, историческое сознание зеленоградцев сделало бы рывок в своем развитии. Но для этого нужна "политическая воля", нацеленная на организацию подобно работы.

А.А.: - Согласен. К примеру, через последние годы жизни А.М. Ларионова легче понять и осмыслить то, что вошло в историю под названием «перестройка», а также людей, которые были «задействованы» в этот негативный исторический для страны период. Третий год своего руководства Зеленоградским РК КПСС А.М. Ларионов встречает с четвертым по счету Генеральным секретарем – М.С. Горбачевым,


Горбачевская перестройка в Зеленограде. Борьба за чистый и честный облик партийца в условиях нарастающего отчуждения народа от КПСС

А.Н.: - Историки, исходя из содержания, выделяют три этапа перестройки. Вначале (1985-1986 гг.) ставилась задача «улучшения социализма» путем ускорения развития, привлечения неиспользованных резервов и рывка в соревновании с западными странами. Особая роль отводилась гласности, рупором которой становится в декабре 1985 года новый секретарь Московского городского комитета КПСС Борис Николаевич Ельцин.

А.А.: - Вскоре Б.Н. Ельцин вместе с председателем Мосгорисполкома В.Т Сайкиным посещают Зеленоград, погружаясь в его проблемы. Особо интересовались развитием электронной промышленности, трудовой дисциплиной, инициативой работников всех уровней.

А.Н.: - Огромную надежду партия, как и во все предшествующие трудные периоды, возлагала на человеческий фактор, на энтузиазм и самоотверженность людей. Но вместе со временами менялись и люди. Во все более широких кругах населения страны, и Зеленограда в том числе, нарастало отчуждение от государства и ощущение, что жизнь устроена неправильно. Особенно, и прежде всего, эти ощущения были свойственны интеллигенции, в том числе и научной. Тем самым государство лишилось социальной поддержки, и планы «перестройки» были изначально обречены на провал.

А.А.: - Но - Со всей силой своего могучего темперамента первый секретарь МГК КПСС Б.Н. Ельцин потребовал провести в партийных организациях всех уровней аттестацию коммунистов, занимающих ответственные руководящие посты. Повинуясь партийной дисциплине, секретарь Зеленоградского райкома А.М. Ларионов переадресовывает это решение всем партийным организациям города.

А.А.: - Следует особо отметить, что в это время еще сохранилась партийная дисциплина. У власти в стране оставалась Коммунистическая партия, в рядах которой были люди как с прогрессивными, так и консервативными взглядами. Многие из них не хотели никаких нововведений, а тем более коренных преобразований, болезненно воспринимали даже малейшую критику в адрес партии, пока она набирала новые обороты. В экономике были предприняты кое-какие меры по наведению порядка, повышению ответственности и широкой замене руководящих кадров. Эти меры были поддержаны в обществе и имели определенную отдачу.

А.Н.: - Весной 1986 года прошел XXVII съезд КПСС, который изменил стратегический вектор. Курс партии уже не связывался с конечной целью – построением коммунизма, на съезде был поставлен вопрос о расширении гласности, о более глубоком изучении исторического опыта КПСС и извлечении уроков из него. Вслед за М.С. Горбачевым заговорили о новом «политическом мышлении», о том, что необходимо бороться «за чистый и честный облик партийца». Началась кампания по аттестации коммунистов-руководителей в духе принятых съездом решений.

А.А.: - Эти партийные установки вышестоящего органа партии – съезда А.М.Ларионов стал последовательно проводить в жизнь, и нажил себе многих врагов из числа коммунистов разного ранга, получивших нелестные характеристики при аттестации в своих партийных группах. Вошел он в конфликт и с Министерством электронной промышленности, когда ознакомился с проектом грандиозной стройки федерального значения, которую планировали развернуть в Зеленограде.

А.Н.: - Планы были внешне привлекательные. Но принимались они без учета ситуации. В 1986 году бюджетный дефицит в СССР вырос в 3 раза по сравнению с предыдущим годом. Страна постепенно привыкала первоначально к скрытому, а затем и явному нормированию снабжения населения. Заменителем нефтяных доходов (нефть резко подешевела на мировом рынке) стало внешнее заимствование. Долги СССР стали стремительно расти. Начинать грандиозную стройку в этих условиях было не только нецелесообразно, но и безответственно. Так думали многие здравомыслящие люди. Думали и молчали. А.М. Ларионов молчать не умел, когда этого требовали интересы общества. А власть, как давно замечено, не только обидчива, но и злопамятна. По городу поползли слухи, что в МГК КПСС ему готовят замену.

А.А.: - То, что конфликт носил явно не личный характер, свидетельствует очень многое. В Зеленограде практически подходила к концу территория для его развития. По поручению А.М. Ларионова Проектная мастерская №3 под руководством главного архитектора города И.А. Покровского обосновала необходимость присоединения к Зеленограду Алабушевской площадки. С этой просьбой обратились в соответствующие органы РСФСР и Мосгорисполкома.

«Лебединые» песни ЦК КПСС и их отзвуки

А.Н.: - В 1986 году ( Александр Иванович Шокин, бесцеремонно отправленный М.С. Горбачевым на пенсию, не участвовал в разработке планов нового руководства партии и правительства) одно за другим выходят постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР, которые ставят грандиозную задачу: построить в короткие сроки в Зеленограде Межведомственное научно-производственное объединение «Центр информатики и электроники» (ЦИТ) - 15 новых НИИ с опытными заводами.

А.А.: - Новые планы "распыляли средства" и создавали дополнительные управленческие трудности. Это был, по существу, прецедент, внешне, конечно, впечатляющий своей грандиозностью: одновременно учитываются интересы АН СССР, нескольких союзных министерств, в том числе электронной промышленности. А секретарь Зеленоградского РК КПСС ратовал за присоединение к городу территории Алабушева для укрепления занятых позиций в электронике. В этом смысле он был последовательным сторонником А.И. Шокина.

А.Н.: - А.М. Ларионов своего негативного отношения к этим планам не скрывал, что, естественно, не всем нравилось. Но секретаря РК КПСС, вопреки слухам, не отстранили от работы. Знаете, почему?

А.А.: - У А.М. Ларионова, как говорится, оставался очень сильный человеческий ресурс – его ответственность, напористость, умение «зажигать» людей и вести их за собой; поддержка молодых, тех, кого он «выпестовал», находясь в разных рангах руководителей. Адекватную замену найти было бы трудно.

А.Н.: - К сожалению, это не всегда учитывалось. Трудно сейчас сказать, остался бы А.М. Ларионов на месте секретаря РК КПСС в 1986 году, если бы в его поддержку не выступил его воспитанник, выпускник МИЭТа, заместитель секретаря парткома Московского института электронной техники Александр Иванович Лебедев. Он написал обстоятельное письмо М.С. Горбачеву, в котором охарактеризовал А.М. Ларионова как авторитетного руководителя и человека, способного возглавлять партийную организацию Зеленограда в столь ответственный момент. Письмо было переадресовано в МГК КПСС. Лебедева А.И. вызвали на «беседу» к Б.Н. Ельцину, который слегка «пожурил» автора письма за излишнюю горячность и посоветовал впредь обращаться вначале к нему, как секретарю МГК КПСС. Но пообещал Ларионова А.М. «защитить от недоброжелателей».

Однако в августе 1987 года А.М. Московский городской комитет партии все-таки отстранил А,М.Ларионова от руководства партийной организацией города, Его место занял Виктор Александрович Савельев. При всем к нему уважении, можно согласиться с мнением очень большого числа зеленоградских коммунистов и беспартийных, что эта фигура была значительно менее весомой, тем более в условиях активного пробуждения к политической жизни всех слоев общества.

А.А.: - А спустя два с небольшим месяца партийную судьбу А.М. Ларионова разделил его основной критик и оппонент – Б.Н. Ельцин, которого освободили от должности первого секретаря МГК КПСС и вывели из состава Политбюро ЦК КПСС.

А.Н.: - Мне кажется, что отправной точкой отсчета ускоренного развала сложившейся системы экономики последующего за ним активного пробуждения научно-производственной интеллигенции Зеленограда (я хорошо знала ее настроения, поскольку вела в РК КПСС методологический семинара, читала лекции в Университете марксизма-ленинизма) явилась статья академика Николая Шмелева «Авансы и долги», опубликованная в 1987 г. в журнале «Новый мир» (не без ведома «архитектора перестройки А.Н.Яковлева). Впервые советский экономист вынес приговор экономической системе социализма. Это была «знаковая статья». О том, что вслед за экономикой рухнет Советский Союз, тогда никто не просчитал.

А.А.: - Архитекторы «перестройки» не просчитали и последствия выдвинутого ими лозунга о расширении и углублении демократии. А именно его реализация способствовала нарастанию критики всей партийно-государственной системы. На предприятиях стали создаваться Советы трудовых коллективов, получивших право выбирать руководителей. Отчетливо замаячила анархия…

А.Н.: - К этому добавлю и еще один разрушительный элемент: разрешили создавать кооперативы. Они-то и отобрали у госторговли остатки дефицитных ресурсов, разрушили советскую торговлю, взвинтили цены, ускорили экономический коллапс, похоронивший и партию, и СССР. Противостоять этим негативам было очень трудно, и как следствие - труднее стало защищать и искренних коммунистов.

Спустя годы, сопоставляя различные факты того времени и осмысливая их с позиций последующих событий, развернувшихся в Зеленограде, можно назвать и другие, более глубинные причины отставки Ларионова и ее последствий для дальнейшей судьбы города. Связаны они с его характером и политическими взглядами. С одной стороны, это был искренний, честный человек, бессеребреник, на первое место ставил интересы общества, мобильный, много и плодотворно работал с молодежью, пользовался ее безусловной поддержкой. И на первых порах она была. Однако, к сожалению, он не смог «переварить» те стремительные перемены, которые внесла в жизнь перестройка. И оказался, как говорят, «между молотом и наковальней». Партийные решения он добросовестно проводил в жизнь, но не «просчитывал» их последствий. А когда они становились реальностью (в частности, резкая критика руководства), А.М. Ларионов оказывался «своим среди чужих» и «чужим среди своих». Особенно отчетливо проявилось это при развертывании демократических начал в партийной организации МИЭТа, которая опередила время и, может быть, способствовала (в числе других, аналогичных по стилю работы в то время) принятию решения о частичном реформировании политической системы. Так, в декабре 1986 года партком МИЭТ создал прецедент: на своем заседании отстранил от должности секретаря. По сложившейся практике кандидатуру выдвигало руководство, затем шло согласование с райкомом партии, после чего она утверждалась МГК КПСС.

Партийное собрание по такой системе выполняло чисто формальную функцию. К такому сценарию все привыкли. «Бунт» в парткоме расколол всю партийную организацию МИЭТ на две, почти равные части: те, кто одобрил решение парткома, и те, кто этому противодействовал. Целых полгода шло противостояние. Руководство МИЭТ, МГК КПСС и РК КПСС каждый своими методами «давили» на взбунтовавшихся членов парткома, которые стояли на своем: надо провести партийное собрание, обсудить со всеми коммунистами сложившуюся ситуацию и выбрать новый состав парткома. И вот 19 апреля 1987 года, в воскресный день началось партийное собрание, которое продолжалось 9 часов! 9 часов непрерывных выступлений коммунистов, оказавшихся по разным сторонам, эмоционально отстаивающих свою позицию. Были предложены два списка кандидатур в новый состав парткома. Первый формировался традиционно. Второй - составлялся с учетом предложений снизу. Эту работу проводили «взбунтовавшиеся» члены парткома, которые за неделю до партийного собрания добились принятия решения «самораспуститься» и внести в списки для голосования только новых лиц. Сделано это было специально, чтобы «утихомирить» страсти. С небольшим перевесом голосов партийное собрание поддержало второй список. К сожалению, А.М. Ларионов, это стало уже очевидным на заседаниях старого парткома, окончательно перешел в консервативный лагерь. А жаль! Престиж КПСС в Зеленограде стал стремительно падать. Через год (1988) состоялась XVIII партийная конференция, в работе которой приняли участие и зеленоградские коммунисты. Она открыла новый этап острого столкновения мнений о прошлом и будущем нашей страны. Впервые за годы советской власти был поставлен вопрос о необходимости глубокой реформы политической системы.

А.А.: - Впервые, насколько я помню, была прямая трансляция по радио и телевидению заседаний конференции. Вся страна следила за тем, как разворачивалась борьба между сторонниками и противниками дальнейшей перестройки в СССР. Большинство делегатов поддержало точку зрения М.С. Горбачева о необходимости экономической и политической реформ.

А.Н.: - Решения этой конференции были ориентированы на соединение социалистической реальности с некоторыми элементами либерализма. Новая система альтернативных выборов делегатов конференции, транслирование развернувшихся дискуссий и принятие решения (в частности об учреждении высшего законодательного органа – Съезда народных депутатов СССР - формирующегося на основе нового избирательного закона, предусматривающего гласность и состязательность кандидатов) существенно изменили атмосферу в обществе. Нарождающееся демократическое движение получило возможность вести открытую агитацию за принятие тех или иных решений.

А.А.: - Эта демократическая процедура прошла в Зеленограде сразу же после окончания работы партконференции. В связи с освободившимся местом председателя горисполкома (бывший председатель Ю.А. Квитко в мае перешел на другую работу) 20 июля 1988 года на сессии Зеленоградского городского Совета народных депутатов должны были выбрать нового руководителя города.

А.Н.: - На этот пост, я напомню, претендовали Бурмистров А.Н., второй секретарь районного комитета КПСС (его выдвинули руководители предприятий) и Вы - Ищук А.А. - заместитель председателя горисполкома. Вас выдвинули строительные организации и городское хозяйство. МГК КПСС и Зеленоградский РК КПСС поддерживали партийную кандидатуру, применяя недозволенные методы давления на коммуниста Ищука А.А. о снятии своей кандидатуры. Прошло специальное заседание бюро РК КПСС, на которое приехал секретарь МГК КПСС Карабасов Ю.С., «дружеские» советы давали и другие, в том числе авторитетные люди города. Но в отличие от Ларионова А.М., Вы, Алексей Алексеевич, не сломались и упорно повторяли: «пусть свое слово скажут депутаты». И они сказали – с 20 июля 1988 года начинается новый этап в Вашей жизни.

Продолжение следует…
"Земляки. Заметные следы" - Беседа с первым префектом Зеленограда А.А.Ищуком:

К НАЧАЛУ СТРАНИЦЫ