Образ здоровья
ИСТОРИЯ Земляки. Заметные следы. Продолжение беседы с первым префектом Зеленограда А.А.Ищуком  Архив ©Зеленоград сегодня
02.03.2018     2283    0

Земляки. Заметные следы. Продолжение беседы с первым префектом Зеленограда А.А.Ищуком

Мы продолжаем публикацию бесед кандидата исторических наук Александры Николаевны Васильевой с первым префектом города Зеленограда Алексеем Алексеевичем Ищуком.

Председатель Зеленоградского горисполкома

Александра Николаевна: - Какие новые направления работы дополнительно легли на Ваши плечи как Председателя Зеленоградского горисполкома?

Алексей Алексеевич: - Если говорить о главных направлениях работы, то их было три:
- организация выполнения постановлений ЦК КПСС и Правительства СССР, связанных со строительством Центра информатики и электроники;
- строительство промышленных объектов, жилья, соцкультбыта и инженерных объектов как на новой, присоединяемой территории, так и в старом городе;
- решение вопросов по обеспечению жизнедеятельности города и его жителей.

Стал ездить по стройкам, по объектам, встречаться с трудовыми коллективами. Во все надо было вникать. Задействованы были самые разнообразные силы. Боюсь утомить перечислением их, но все-таки это сделаю, так как оно даст более полное представление о характере затеянной стройки: Главспецстрой Минмонтажспецстроя СССР, Минсевзапстрой СССР, Минтрансстрой СССР, Главмоспромстрой, Главмосстрой, Главмосинжстрой, Главмоспецстрой, Главмоспромстройматериалы и др. Трудности усугублялись тем, что масштабное строительство производственных площадей велось, как говорится, «с листа», без утвержденной проектно-сметной документации, не хватало рабочих.

А.Н.: - Стройка без рабочих? Откуда же Вы их брали?

А.А.: - Для производства работ использовались военные строители (для них был специально построен городок в Алабушево, где был размещен полк), через созданную Спецкомендатуру были привлечены «химики» (так называют заключенных, совершивших преступления по неосторожности). И традиционный путь – набор рабочих, заинтересованных в улучшении жилищных условий (из Москвы и других мест). А для этого надо было дополнительно расширять строительство жилья. Москва контролировала ход строительства. На стройках регулярно проводил совещания Председатель Мосгорисполкома В.Т. Сайкин - жесткий, требовательный человек, который регулярно докладывал «наверх» о ходе работ. Частыми «гостями» были его заместители - Ресин В.И., Никольский Б.В. Ход выполнения постановлений партии и правительства по Зеленограду рассматривали и на выездных заседаниях «первых лиц» - от ЦК КПСС, Министерства электронной промышленности, Мосгорисполкома, Мособлисполкома. Параллельно строились предприятия и в старом городе – финские корпуса заводов «Квант» и «Элакс», корпус 1-ЭГ для завода «Микрон», корпуса НИИ микроприборов и завода «Компонент», синхотрон для НИИ физических проблем и т.д. И всей этой махиной нужно было грамотно управлять.

А.Н.: - Что особо трудно удавалось?

А.А.: - Слабым звеном была инженерия, она отставала. Объекты промышленности и жилого фонда сдавались вовремя только благодаря тому, что соответствующие службы, работая «на износ», делали все возможное и невозможное, чтобы дать электроэнергию, тепло, воду, «запустить» канализацию, водосток и т.д.

А.Н.: - Но нет худа без добра. В этих экстремальных условиях строительства объекта федерального значения Вы «в деле» знакомились с людьми, на которых можно было положиться. Можете назвать их имена?

А.А.: - Их очень и очень много. Боюсь кого-то обидеть, но есть незабываемые: Г.В.Шеметов, Е.Ф.Симонов, Н.Е.Подставкин, И.И.Глуховский, И.Г.Войнов, А.В.Овчинников, В.В.Васюк, Г.В.Грызлов, М.П.Грачев, И.Н.Быркин, В.И.Жильцов, Г.И Молодчинин, В.П.Стрельбицкий и многие, многие другие. Стало немного полегче (в плане физических перегрузок), когда генеральным директором «Субмикрона» назначили В.И. Жильцова. Ему также передали строительство Центра информатики и электроники.

А.Н.: - Поскольку я хорошо знала Виктора Ивановича, всю его семью, встречалась с ним в неформальной обстановке, хочу несколько добрых слов сказать о нем и я. Это был удивительный человек – веселый, жизнерадостный, остроумный, душа компании. А как он пел! Особенно запомнилась песня «Дрозды», исполняемая дуэтом с супругой.

А.А.: - У Виктора Ивановича были огромные организаторские способности и государственный ум, об этом говорят его дела: с нулевого цикла возводил научно-производственное объединение «Зенит», оставив о себе добрую память как о руководителе и человеке в созданном им коллективе, когда перешел на работу в Москву в высшие органы управления электронной промышленностью.

А.Н.: - Виктор Иванович был широко образованный человек. Об этом хорошо знали те, кто с ним близко общался в неформальной обстановке. Меня, гуманитария, поражала его осведомленность во многих вопросах литературы, искусства. К тому же, это был очень демократичный человек, оставаясь в душе тем же рязанским пареньком, который мужественно пережил войну и все послевоенные невзгоды крестьянской жизни в деревне тех лет. Чувство сопричастности, понимание проблем простого человека он сохранил до конца своей жизни.

А.А.: - Полностью с этим согласен. Казалось бы, при тех объемах работы, их сложности, можно ли было думать о чем-то другом генеральному директору федеральной стройки? А он думал. Он думал о будущих работниках Центра информатики и электроники, и о тех зеленоградцах-старожилах, которые нуждались в улучшении жилищных условий. За 1988-1989 гг. в Зеленограде было введено 148 тыс.кв.м жилой площади в старой части города и 120 тыс.кв.м в новом 14-м микрорайоне, который строила Москва. Возникла проблема: как распорядиться этой площадью с учетом интересов зеленоградцев, поскольку квартиры в новом микрорайоне решили отдать очередникам Москвы. Мы вместе с В.И. Жильцовым обивали, как говорится, пороги власти и все-таки добились принятия решения Мосгорисполкома о порядке распределения жилой площади в Зеленограде для набора специалистов радиоэлектроники. Это было непросто. Многие зеленоградцы, стоявшие тогда на учете на предприятиях, получили жилье.

А.Н.: - К сожалению, Виктор Иванович очень рано ушел из жизни.

А.А.: - А у меня наступил, может быть, самый сложный период жизни. Хозяйственные и организационные трудности, возникшие в связи со строительством нового города, о которых мы вели речь, - это всего лишь «цветочки», «ягодки» были впереди.

Избирательная кампания по выборам народных депутатов СССР

А.Н.: - Атмосфера в обществе, в том числе и Зеленограде, после XVIII партийной конференции стала стремительно меняться. Не случайно, позднее некоторые исследователи этого исторического периода назовут XVIII партконференцию предтечей антикоммунистической революции, закончившейся 23 августа 1991 года. Нарождавшееся демократическое движение получило возможность вести открытую агитацию, создавать свои организации. В декабре 1988 года Верховный Совет СССР одобрил изменения в избирательной системе и структуре Советов. На союзном и республиканском уровнях были введены в политическую систему Съезды народных депутатов, на которых избирались Верховные Советы для постоянной работы. На 4 марта 1989 года были намечены выборы народных депутатов СССР.

А.А.: - 6 января 1989 года Зайков Л.Н. (с 1987 года секретарь МГК КПСС после отставки Б.Н. Ельцина) собрал на совещание первых секретарей райкомов партии и председателей исполкомов. Замысел совещания стал ясен, когда в зале появился М.С. Горбачев: он искал поддержки у москвичей. Но встреча прошла сумбурно и непродуктивно. М.С. Горбачев изложил свои взгляды на перестройку, посетовал на то, что ему мешают. На вопросы – «кто?», отвечал уклончиво. Настрой секретарей был воинственный, но не все присутствовавшие поняли, для чего собирали. Прозрение пришло на следующий день, когда газеты «вылили» ушат грязи на Б.Н.Ельцина в преддверии начала избирательной кампании.

А.Н.: - Если мне не изменяет память, выборная кампания в Зеленограде началась в январе…

А.А.: - Да. И райком партии, и коллективы предприятий проявили большую активность. Так, РК КПСС предложил выдвинуть кандидатом в народные депутаты СССР генерального директора Научно-производственного объединения «Зенит» Константинова
Б.А. Когда в коллективе началось обсуждение, сотрудники предложили включить в бюллетень для голосования фамилию начальника лаборатории Черепова Н.И., беспартийного. Он и получил большинство голосов. (С этого момента начинается его путь в большую политику, затем во власть, благодаря которой, улучшив материальное положение, он благополучно уехал на постоянное место жительства в Германию).

А.Н.: - Каким же низким было политическое сознание в то время у большинства народа. Кто больше всех критиковал коммунистов, кичился своей беспартийностью, того и поддерживали… Ситуация с выборами на «Зените» имела широкий резонанс в городе…

А.А.: - И последствия тоже: никто из директоров других предприятий не рискнул выдвинуться кандидатом в депутаты.

А.Н.: - Боялись поражения или не хотели?

А.А.: - И то, и другое. После выхода закона «О государственном предприятии» в 1985 году большую роль стали играть Советы трудовых коллективов, которые наделялись большими полномочиями, вплоть до права избирать руководителей, которые в этой ситуации теряли уверенность.

А.Н.: - Система выдвижения передовых рабочих, как было раньше, уже не работала?

А.А.: - Если бы их действительно выдвигал трудовой коллектив, то сработала бы. Но в нашей ситуации такого сюжета не было. В Москве создали единый округ по выборам народного депутата в Совет национальностей и несколько округов по выборам народных депутатов от территории. Зеленоград входил в Тушинский территориальный избирательный округ. В коллективе предприятия НИИМЭ и завода «Микрон» предложили выдвинуть кандидатом в народные депутаты СССР по национальному избирательному округу Б.Н. Ельцина, а по Тушинскому территориальному избирательному округу в народные депутаты СССР Т.Х. Гдляна.

А.Н.: - А Вы знаете, у кого возникла эта идея и как она реализовывалась?

А.А.: - Нет…

А.Н.: - Поделюсь своими воспоминаниями. После «революционного» бунта в партийной организации МИЭТ в 1986-1987 гг. и последующих за ними событий, мне не хотелось заниматься никакими общественными делами. Я с головой ушла в работу, тем более курс «История КПСС» не был еще изъят из программы обучения студентов. А они уже читали роман А.Н. Рыбакова «Дети Арбата» (его впоследствии назовут «локомотивом» гласности). Здесь впервые в художественной литературе раскрывался негативно образ Сталина. Стали печатать произведения А.И. Солженицына и др. В средствах массовой информации публиковались факты злоупотреблений властью, материалы, посвященные «белым пятнам» отечественной истории, освещались негативные стороны истории КПСС. Надо было во всем разобраться. Это помогли мне сделать слушатели Университета марксизма-ленинизма. На первом же занятии мы договорились о методике нашей работы: они мне задают самые разнообразные вопросы, я на них отвечаю на следующем занятии. В это время сделали свободным доступ к материалам Спецхрана, где я (благо нагрузка в I семестре в МИЭТе была небольшая) работала с утра до позднего вечера. Затем – занятия в УМЛ – ответы и новые вопросы. По характеру вопросов я поняла, что мои слушатели, как говорится, в «определенной теме», а потому спросила, откуда черпаются эти вопросы. Ответ меня озадачил: «у младомарксистов». О них я ничего не слышала. Оказывается, в Греческом зале (кто не помнит знаменитый, маленький зал, где тогда было все, конечно, по советским меркам, в столовой завода «Микрон») проходят встречи с «младомарксистами», которые приезжают из Института легкой промышленности им. А.Н. Косыгина (откуда, кстати, вышел известный народный депутат СССР горбачевского созыва Илья Заславский). По моей просьбе один из активных слушателей привел меня на очередную встречу, предварительно попросив, чтобы я не вступала в дискуссию (зная тематику выступлений гостей и мою точку зрения на разбираемые вопросы). Младомарксисты по-дилетантски излагали свою позицию по многим вопросам истории партии и советской власти. Но эмоционально были убедительны. Здесь я увидела много знакомых лиц, среди них были и выпускники МИЭТ, к которым относилась с большим уважением, - В.А. Митина, С.А. Фастов и др. Запомнилась их серьезность и озабоченность: получили свободу, а людей, которых с легким сердцем можно было бы рекомендовать на работу в высший орган государственной власти, нет. Рассматривались разные варианты. Остановились на одном из них: надо посмотреть, кто из известных широкому кругу избирателей «сделал поступок». Вспомнили Б.Н. Ельцина, который в октябре 1987 года выступил с критикой КПСС. Конечно, она не идет ни в какие сравнения с поступком Николая Григорьевича Егорычева, Первого секретаря МГК КПСС (1962-1967 гг.), который «пошел на таран», ставя перед Июньским Пленумом ЦК КПСС 1967 года стратегические вопросы внутренней и внешней политики. Ситуация с Ельциным «высветила его самопиар» (о том, что у него не было, да и не могла быть при его жизненном опыте продуманная конструктивная программа, прозревшее общество поняло позднее). Тем не менее, он все-таки сделал «поступок», на который не решались люди его ранга, боясь потерять свое привилегированное положение, за что и подвергся опале, отошел от политики, занимаясь сугубо хозяйственной деятельностью, связанной с его профессией строителя. Тогда же в поле зрения попадает и Т.Х. Гдлян. Его узнала вся страна из передач по центральному телевидению и публикаций в газетах. Он руководил группой, расследовавшей факты коррупции в Узбекистане, с 1983 года работал старшим следователем по особо важным делам при Генеральном Прокуроре СССР. Эти кандидатуры, которые выдвинула инициативная группа, собиравшаяся в маленьком «Греческом зале» были поддержаны не только коллективом предприятия НИИМЭ и завода «Микрон», но и многими другими.

А.А.: - Были и другие кандидатуры, но они, в частности Н.И.Черепов, о котором мы уже упоминали, как говорится, местного значения, не имевшие опыта работы в партийных и государственных структурах даже районного масштаба. Надо сказать, что в то время в Зеленограде было много людей, демократически настроенных, которые по-разному понимали суть демократии. Но тогда они были объединены единым порывом – провести в новый законодательный орган страны своих кандидатов. Большинство трудовых коллективов поддерживали выдвижение Ельцина и Гдляна. Начались встречи кандидатов с избирателями.

А.Н.: - Надо сказать, что сами кандидаты даже не подозревали, что могут быть выдвинуты вообще, тем более от Зеленограда.

А.А.: - Т.Х. Гдлян до этого никогда в Зеленограде не был, а Б.Н. Ельцин посещал наш город, предприятия, будучи первым секретарем МГК КПСС. Кстати, он тогда поддержал инициативу молодежи о МЖК, которую «озвучил» А.М. Ларионов при встрече с Б.Н. Ельциным. Кандидатуру Гдляна Т.Х. на первых порах поддерживал райком партии. Об этом свидетельствует организованная встреча с секретарями первичных партийных организаций, которая проходила в здании райкома. На нее приехали кандидат Т.Х. Гдлян и его коллега по следственной работе Н.В. Иванов. Я был на этой встрече, впечатления от нее – хорошие. Б.Н. Ельцин свою избирательную кампанию начал сразу же со встреч с избирателями, которые проводились в переполненном зале ДК, на предприятиях и митингах. Надо отметить, что оба кандидата излагали свои позиции четко, популярно, демонстрируя качества народных трибунов.

А.Н.: - А Вы знаете, кто первый ознакомил Б.Н. Ельцина с решением зеленоградцев?

А.А.: - Нет.

А.Н.: - Баркова Людмила Сергеевна, ведущий специалист-программист завода «Элион». Она предварительно договорилась с помощником Б.Н. Ельцина о встрече с ним в Госстрое, представилась, не раскрывая цель визита. Встретил он ее очень приветливо, сам открыл дверь и сел рядом с ней, на соседний стул. Затем, улыбаясь, спросил: «Какой вопрос заставил Вас проделать столь долгий путь?». Услышав ответ, он как бы онемел: улыбка мгновенно исчезла, он замолчал, глаза увлажнились… Реакцию его можно понять: после громкой отставки от него отвернулись все, обходя стороной. Потом он придвинул стул поближе и доверительно, приглушенным голосом сказал: «Я ощущал себя в глубокой яме со склизкими стенами. Я карабкался по ним и падал, снова карабкался и снова падал… Этот приснившийся мне однажды сон преследует меня и наяву». Потом после долгой ельцинской паузы сказал: «Зеленоградцы протянули мне руку… Спасибо… Я приложу все свои силы, чтобы оправдать их доверие». Но одной поддержки зеленоградцев было мало. Его должна была поддержать вся Москва.

А.А.: - Как известно, Москва поддержала Б.Н.Ельцина. Он становится народным депутатом СССР. Во время первого съезда народных депутатов СССР в мае - июне 1989 года критическое состояние советского общества выявилось в полной мере, началась отчаянная борьба между блоком коммунистов и блоком демократов.

А.Н.: - Борьба шла с переменным успехом. Так, в марте 1990 г. Съезд народных депутатов СССР избрал Президентом М.С.Горбачева. Однако очевидной была и победа демократов. Из действующей на тот момент Конституции СССР была исключена статья 6 о руководящей и направляющей роли КПСС.

А.А.: - После этого решения в стране возродилась многопартийность.

А.Н.: - Реорганизация верховной советской власти не привела к успокоению политических страстей. Демократическая оппозиция максимально использовала всеобщее недовольство. На первом съезде народных депутатов РСФСР Б.Н.Ельцин был избран Президентом Российской Федерации. Он становится сильным лидером разношерстного демократического блока.

А.А.: - Лидерство Бориса Николаевича базировалось на критике коммунистов (сам он демонстративно от них отмежевался, выйдя из КПСС на последнем ее съезде), М.С.Горбачева с его «реформаторскими потугами». Он поддерживал забастовочное движение шахтеров, стремление прибалтийских и других национал-демократов к выходу из СССР, обещал провести реформы без повышения цен и т.д.

А.Н.: - Это обеспечивало ему широкую поддержку разных слоев населения, не искушенного в политике, но искренне стремящегося освободиться от престарелых руководителей партии и правительства, которые привели страну к катастрофе.

А.А.: - КПСС полностью себя дискредитировала в результате августовского путча 1991 года. Антикоммунистическая революция, лидером которой был Борис Николаевич, свершилась. А дальше нужно было созидать. К этому он не был готов. У него отсутствовала необходимая подготовка для управления страной, понимание того, как решать беспрецедентные проблемы, возникшие в результате бескровной победы антикоммунистической революции.

А.Н.: - Этим и объясняется, на мой взгляд, его дальнейший провал. Страна изменилась, а он действовал, искренне того не желая, по-коммунистически: «все разрушил, а потом…». А потом за него работали другие, «разгребая» новые проблемы, возникшие в период его президентства.

А.А.: - И все-таки, несмотря на грубейшие ошибки, Б.Н.Ельцин войдет в историю больше как положительная личность. На мой взгляд, в тех конкретных условиях выбор зеленоградцев был оптимальный для решения основной задачи. На горизонте не просматривалась другая такая же харизматическая кандидатура, способная возглавить оппозиционное движение, принявшее массовый характер.

А.Н.: - Борис Николаевич добровольно отказался от власти - это поступок уже сам по себе, он не «цеплялся за власть», самокритично оценил свою беспомощность в сложившейся ситуации и выбрал достойного для этой должности человека - В.В.Путина. Этим самым в какой-то степени сгладил вину за свои ошибки и просчеты. Но вернемся к событиям теперь уже далекого 1989 г., когда впервые в истории советской власти были объявлены выборы в Верховный Совет СССР на альтернативной основе, в ходе которых выдвигалось несколько кандидатур, а не одна-единственная, как было раньше. От Зеленограда в Совет национальностей Верховного Совета был выдвинут Т.Х.Гдлян.

А.А.: - Т.Х.Гдляна должны были, кроме зеленоградцев, поддержать москвичи, проживавшие в Тушинском районе столицы. Если бы Зеленоград был самостоятельным территориальным округом, то Т.Х. Гдлян без особой борьбы был бы избран кандидатом в депутаты с последующим избранием: серьезных конкурентов среди других претендентов не было. Тем не менее, все хотели попробовать свои силы. Это придавало особый накал борьбе за участие в окружном предвыборном совещании Тушинского избирательного округа по обсуждению выдвинутых кандидатов. Из огромного списка претендентов надо было выбрать только одного кандидата. Число делегатов на окружном предвыборном совещании зависело от числа жителей, поэтому зеленоградцы имели 1/3, а тушинцы - 2/3 голосов. Основная часть зеленоградской делегации на этом совещании была представлена сторонниками Гдляна Т.Х. Вся делегация Тушинского района намерена была отстаивать своих кандидатов (в числе которых были представители директората крупных машиностроительных предприятий). Ветераны войны с орденскими ленточками, убеленные сединами, советский и партийный актив Тушинского района – все они должны были реализовать установки МГК КПСС – не допустить в список для голосования Т.Х. Гдляна. «Тушинцы» были настроены по-боевому. Их, участников совещания, было большинство, они были уверены в победе своего кандидата. Зеленоградцы верили в свою победу. Предстояла серьезная борьба.

А.Н.: - Это собрание проходило в феврале 1989 года. И Вы, и я были его участниками. Вы – как председатель Зеленоградского исполкома, а меня выбрали неожиданно для самой себя. Дети, рожденные в тот период, стали уже взрослыми. Вступило в жизнь новое поколение. Давайте попытаемся для них воссоздать картину тех дней, когда Зеленоград вырвался в авангард демократического движения страны и, став символом и надеждой на лучшую жизнь, продемонстрировал консолидацию сил, грамотную их организацию и высокую интеллектуальность.

А.А.: - Потому и победили на первом этапе, находясь в меньшинстве в Тушино. Борьба была, что говорится, не на жизнь, а на смерть. Точно не помню, но началось совещание, кажется, в 15 часов. Выехали на автобусе раньше, часа за полтора до начала. Когда вошли в здание кинотеатра «Красный Октябрь», увидели недоброжелательные (в основной массе) лица хозяев-тушинцев, настроенных по-боевому. Закончилось совещание, когда огласили результаты, часа в 4 утра. Зеленоградцы - победители – ликовали, у ортодоксальных тушинцев лица были растерянные. Подтвердилась давно замеченная истина: «побеждают не числом, а уменьем».

А.Н.: - Теперь расскажу, что запомнилось мне. Я уже говорила, что непосредственно ни в каких акциях, собраниях и митингах не участвовала, но благодаря слушателям УМЛ, где по-прежнему проходили занятия по методике «вопросы-ответы», требующей большой временной нагрузки, не говоря уже об осмыслении материала, была в курсе всех предвыборных проблем. Как-то, возвращаясь из Москвы вечером, в подъезде своего дома я увидела объявление. Комитет местного самоуправления (это было что-то новое!) приглашает жителей 11-12 микрорайонов для обсуждения вопросов по подготовке к окружному предвыборному совещанию Тушинского территориального избирательно округа. Я решила пойти (жила недалеко), опасаясь, что мало кто увидит и откликнется на скромное объявление. Но я ошиблась. Трехкомнатная квартира была полна народу, проходила регистрация. Много незнакомых лиц. К своему удивлению, среди организаторов я увидела выпускника МИЭТ Александра Феликсовича Кочнева, который до этого для меня был просто Саша – скромный научный работник на кафедре высшей математики, беспартийный, интеллигентный, немногословный молодой человек, уже защитивший кандидатскую диссертацию. Были и другие выпускники МИЭТ. Когда я проходила регистрацию, то заметила, что моя принадлежность к КПСС была единственной на листке, где зафиксирована моя фамилия, остальные – б/п, т.е. беспартийные. Я села подальше, уже на стадии регистрации почувствовав скрытую недоброжелательность.

А.А.: - Я помню А.Ф. Кочнева, он со своими единомышленниками (по-моему, среди них был Юрасов) обратились с просьбой выделить помещение для формирующегося Совета местного самоуправления. Я сразу оценил перспективность организации местного самоуправления, их настрой на деловую практическую работу по внедрению демократических начал в жизнь жителей микрорайонов и способствовал тому, чтобы им была выделена площадь для работы с населением.

А.Н.: - На повестке дня этого собрания жителей 11-12 микрорайонов стоял один вопрос: «О выдвижении участников окружного предвыборного совещания по поддержке кандидата в депутаты Т.Х. Гдляна». Поступивших предложений было очень много. Были и самовыдвиженцы. Под конец кто-то выкрикнул мою фамилию. Так я оказалась в общем очень большом списке. Собранию было предложено заслушать каждого и проголосовать по своему усмотрению. Президиум скрупулезно подсчитывал голоса «за» и «против», потом их суммировал. Каждому предложено было выступить: назвать свою фамилию, год рождения, образование, партийную принадлежность. А затем высказать свои мысли по поводу агитации за Гдляна Т.Х., могут ли они «отколоть» от «тушинцев» голоса в пользу зеленоградского кандидата. Установили и строгий регламент: три минуты и не больше! Так я познакомилась с беспартийным активом своих соседей по месту жительства. Люди были разные, но все с особой гордостью заявляли: в партии не был и не хотел никогда в нее вступать.

А.А.: - Многие, конечно, лукавили: хотели, но не всех принимали, были специальные разнарядки и даже очереди.

А.Н.: - Я выступала последней, и даже не рассчитывала, что буду избрана. По возрасту (мне тогда было уже 52 года) и партийной принадлежности. Когда я сказала, что я член КПСС, зал как-то поутих, но кто-то выкрикнул: «Что она может - преподавала историю КПСС!». И началось… Усмирил всех громовой голос моей бывшей студентки – Горловой, по-моему, ее звали Татьяной: «Александра Николаевна даже в самые мрачные времена говорила нам только правду! Она умеет убеждать людей! Голосую за нее и призываю других сделать то же самое!». Зал затих, но кто-то ехидно все-таки сказал: «Ну, и что Вы скажете на трибуне, если мы Вас выберем?». Я ответила: «Экспромт хорош, если он заранее подготовлен». Я подготовилась. И выступила. Одна из последних. Запомнился огромный зал напряженных человеческих лиц. Средний и левый ряды, а также галерка – занята тушинцами, зеленоградцы в правом ряду. Заметила, что мне аплодировал не только правый ряд, но и «галерка».

А.А.: - Позднее «перебежчики» из тушинского лагеря рассказывали: чтобы контролировать голоса, рядом с руководителями должны были сидеть выборщики – члены их коллективов. Наступила ночь, а собрание, которое транслировалось на улицу, где собралась масса жителей Тушино, а также приехавшая группа поддержки из Зеленограда, продолжало бурлить. Уже чувствовалось, что зеленоградцы «работают» результативнее, каждый член готов был выступать, «противная» сторона стала выдыхаться, «повторяться», заранее подготовленный список выступающих в конце концов иссяк. Чтобы, видимо, как-то им помочь, Генеральная Прокуратура направила письмо в президиум собрания. В нем Т.Х. Гдлян обвинялся в том, что во время следствия по Узбекскому делу нарушал законы. Это, уже что называется, «топорная работа». Прокуратура, по существу, создала провокационную ситуацию, но ей не поверили – «письмо засвистали». Оно не «прибавило очков» тушинцам. В этих условиях приняли решение прекратить прения и приступить к голосованию.

А.Н.: - Принципиально важным стал вопрос о том, каким будет голосование – тайным или открытым. Зеленоградцы предложили голосовать тайно. И снова – горячие прения.

А.А.: - Первый сигнал нашей победы: число голосов за тайную процедуру голосования оказалось больше: тушинцы поддержали! Зал разразился аплодисментами. Ликовала и улица… Руководители Тушинского района, тщательно отобрав участников предвыборного совещания, не ожидали такого поворота событий. Собрание затягивалось: голосование, подсчет результатов, их оглашение – победил Т.Х. Гдлян.

А.Н.: - На выходе из кинотеатра участников совещания от Зеленограда встречали радостные, возбужденные люди, простоявшие на улице всю холодную ночь начала марта. Встречали как победителей – аплодисментами и возгласами: «молодцы», «мы победили».

А.А.: - Автобусы развезли всех (и участников совещания, и группу поддержки) по домам. Некоторые сразу пошли на работу. Начинался вроде бы обычный день… И все-таки это было уже не так… Утренняя передача Зеленоградского радио, начинавшаяся тогда в 8 часов утра, оповестила о результатах.

А.Н.: - Я на минутку забежала домой, а потом, чтобы успокоиться и настроиться на работу (у меня были занятия с утра) через лес, не спеша пошла в МИЭТ. В 9 часов утра – звонок, захожу в аудиторию (должен быть семинар), а она почти пустая: из 25 человек пришло всего 5. Это было удивительным, ничего подобного раньше не наблюдалось. Конечно, к теме занятия и не приступали. Рассказывала о совещании. К концу семинара стали подтягиваться остальные студенты группы. На мой вопрос, почему пропустили занятие, они ответили: «мы слышали ваше выступление по радио и думали, что совещание еще продолжается».

А.А.: - Аналогично ситуация сложилась и на окружном предвыборном совещании по выборам в Совет Союза по избирательному округу города Москвы, оно проходило в Колонном зале Дома Союзов. Как ни готовил данное совещание Московский горком партии, в результате тайного голосования большинство голосов было отдано за Бориса Николаевича Ельцина. Москва поддержала кандидатуру, выдвинутую Зеленоградом.
Четвёртого марта 1989 года москвичи избрали Бориса Николаевича Ельцина и Тельмана Хореновича Гдляна народными депутатами СССР.

Продолжение следует…
"Земляки. Заметные следы" - Беседа с первым префектом Зеленограда А.А.Ищуком:

К НАЧАЛУ СТРАНИЦЫ