Образ здоровья
ИСТОРИЯ Земляки. Заметные следы. Продолжение беседы с первым префектом Зеленограда А.А.Ищуком  Архив ©Зеленоград сегодня
07.03.2018     2519    0

Земляки. Заметные следы. Продолжение беседы с первым префектом Зеленограда А.А.Ищуком

Мы продолжаем публикацию бесед кандидата исторических наук Александры Николаевны Васильевой с первым префектом города Зеленограда Алексеем Алексеевичем Ищуком.

Политические, экономические и социальные баталии
1990-1991 гг.

Алексей Алексеевич: - Приближались новые политические баталии. На 18 марта 1990 года были намечены выборы народных депутатов Российской Федерации, Московского и Зеленоградского городских Советов народных депутатов. Подготовка к выборам проходила в сложной обстановке, демократически настроенные жители, закаленные в борьбе за честь и достоинство избранных народных депутатов СССР, дали, можно сказать, бой. Кандидатов на каждый избирательный округ было много. Обещаний тоже много. Критики партийных и советских органов, руководителей предприятий и организаций хоть отбавляй. Всего необходимо было избрать 150 депутатов. В итоге выборы состоялись, в некоторых округах прошли повторные. По итогам выборов в Зеленограде народным депутатом Российской Федерации стала Корягина Татьяна Ивановна, доктор экономических наук, народными депутатами Московского городского Совета от Зеленограда избраны Кириллов А.А, Лемко Л.М., Старицын В.К., Икищели В.А., Фастов С.А., Миронов В.П., Кочнев А.Ф., Гарнак.

Александра Николаевна: - Есть ли статистика по первым депутатам Зеленоградского Совета?
А.А.:- Есть. Социальный состав отражают следующие цифры. Всего избрано 134 человека. Депутатов от промышленных предприятий (начальники лабораторий, отделов, их замы, ведущие инженеры, инженеры, старшие научные работники и т.д.) – 72% (из них – больше всего – свыше 20% - рядовые инженеры; остальные – руководящие и научные сотрудники среднего звена; высшее руководство предприятиями и учреждениями представлено не было). Депутаты от силовых структур (5,2%) сравнялись по числу с партийными работниками; 5,8% от числа депутатов представляли учителя, работники вузов, воспитатели дошкольных учреждений, врачи. Далее – по нисходящей: 3,6% - рабочих предприятий и строительства, 2,9% - пенсионеров, 1,9% - другие, 1,4% - юристы. Впервые в депутатском корпусе были представлены священники (0,7%) и домохозяйки (0,7%).

А.Н. :- Как свидетельствуют статистические данные, пришли новые люди, у которых не было опыта работы в органах управления, 0,7% депутатов от советских работников погоду не делали…
А.А.:- Да, было трудно. Первая сессия Зеленоградского горсовета нового созыва состоялась 4 апреля. Она проходила бурно, не один день. Был избран Президиум Совета, председателем Совета стал Александр Иванович Кудря, ранее он работал начальником отдела НИИ микроприборов. Состоялись выборы председателя исполкома и его заместителей. Накануне местная пресса оповестила жителей города о том, какие кандидатуры выдвинуты на эти должности.

А.Н.:- И снова на альтернативной основе победили Вы. Вашими конкурентами, претендовавшими на пост председателя исполкома, были Митина В.А., Столповский А.Н. и др. На второй сессии избраны заместители председателя Совета, ими стали Виктория Александровна Митина и Кириллов Андрей Анатольевич. Здесь же избрали председателей постоянных комиссий.

А.Н.:- Заместители председателя исполкома тоже избирались на альтернативной основе?
А.А.:- Да. Первым заместителем председателя исполкома избрали Фастова Сергея Анатольевича, заместителем председателя по жилищно-коммунальному хозяйству и благоустройству – Тихонова Михаила Юрьевича, по жилью, социальному развитию, культуре и спорту – Лемко Леонида Максимовича, по строительству - Жданова Сергея Викторовича, по торговле – Столповского Анатолия Николаевича, по народному образованию – Куркина Евгения Борисовича.

А.Н.:- Вы к этому времени были уже Председателем исполкома. Вы участвовали в формировании своей команды?
А.А.:- В том-то и дело, что нет. Если бы у депутатов было бы хотя бы приближенное представление о специфике работы по руководству городом, они бы могли посоветоваться. Опыт у меня был большой: курировал строительство и коммунальные службы по линии РК КПСС, а затем почти 10 лет работал первым заместителем председателя исполкома. Никто из избранных и дня не работал в исполнительных органах, городских службах. Пришлось учить, направлять, конечно, не сладко было, да еще депутаты то на одно заседание, то на другое приглашают, приходилось трудиться и днем и ночью.

А.Н.:- С чего же начали, какие приоритеты выстроил депутатский корпус?
А.А.:- Да не было на первых порах никаких приоритетов. Вновь избранные депутаты стали все отметать - и генплан не тот, и жилье в новых районах плотно строят, и путепровод не тот, в образовании не так учат, медики не так лечат - и пошло, и поехало. Это создавало дополнительную сложность. По Положению, руководителей городских структур надо утверждать на сессии горсовета. Опытные, уважающие себя профессионалы в такой ситуации огульной критики готовы были отказаться от руководящей работы. Я их понимал и не осуждал, я их уговаривал, убеждал. А депутатов не понимал, публично не осуждал, но тоже уговаривал, убеждал, просил, чтобы вникали в проблемы и не оставляли город без профессионалов, проявляя к ним уважение. Больше всего досталось народному образованию (ликвидировали районное управление) и жилищному хозяйству.

А.Н.:- Про жилищное хозяйство не знаю, а вот по народному образованию готова поспорить. Дело в том, что я была втянута в орбиту системы среднего образования и содрогнулась от того, с чем столкнулась. Но это было потом. Началось с того, что два депутата-миэтовца, каждый отдельно друг от друга поделились своими тревогами относительно подростков. У меня у самой младший сын был как раз в этом возрасте, я видела его одноклассников, в общем-то хороших ребят, у которых была очень смутная впереди перспектива. А.Ф. Кочнев очень деликатно спросил, есть ли у меня какие идеи относительно работы с подростками… А когда этот же сюжет затронул в разговоре Нагдаев Е.Н., я уже переворошила массу литературы, связанной с проблемами образования в период реформ или на стадии подготовки к ним. Брала дореволюционный опыт. И элитное, и массовое (народное) образование. Заинтересовала Евгения Николаевича информация о том, что зеленоградцам, к которым относились в тот период с большой симпатией москвичи, окажет помощь Лаборатория дифференцированного обучения НИИ гигиены и охраны здоровья детей и подростков при РАО. Она стремилась сохранить остатки дифференцированного принципа обучения, который лежал в основе школьного обучения до начала 60-х годов.

А.А.:- Почему же эту традицию утратили?
А.Н.:- Причин очень много. Реализация этого принципа требует большого профессионализма. Мы с Вами из того поколения, которое училось у профессионалов высокого класса, их с полным основанием называли подвижниками просвещения. Сменилось поколение учителей. Нищенская зарплата «отпугивала» талантливых. В педвузы, где не было абсолютно никакого конкурса, брали «троечников». В то время как учитель должен быть самым образованным человеком в обществе: ведь он учитель!

А.А.:- Евгений Николаевич Нагдаев как раз и возглавил Учебно-производственное воспитательное объединение, взамен упраздненного отдела народного образования.
А.Н.:- И это было очень хорошо, на мой взгляд. Вдумайтесь в одно лишь название, оно отражает основные направления образования: учеба, тесно связанная с практикой, воспитание. А само слово «объединение» призвано было нейтрализовать установившийся диктат, внедрить в систему управления демократические элементы. Да и сама личность руководителя заслуживает уважения – интеллигентный, образованный, кандидат наук, видимо, закончил хорошую школу, раз бросались в глаза изъяны московских… Не знаю, точно ли, но кто-то говорил, что у него первый разряд по шахматам. Это, конечно, заслуга школы, где уделялось внимание интеллектуальному развитию с использованием разных подходов. Уверена, если бы на этом месте он был, хотя бы года три, позитивные изменения в этой сфере мы бы заметили.

А.А.:- Но его сменила на этом посту педагог, имеющий опыт руководящей работы и в школе, и на городском уровне, – Т.Н. Забелина, которая одновременно стала моим замом.
А.Н.:- Татьяна Николаевна Забелина, безусловно, сильная личность, очень ответственная, дисциплинированная. Ее качества «трудоголика» очень хорошо вписывались в команду Ваших единомышленников.

А.А.:- Насколько я помню, у Вас с ней были непростые отношения…
А.Н.:- Личные отношения были нормальные, и, надеюсь, такими же остались. В школе, где учились мои сыновья, она была директором. И хотя я очень редко бывала в школе, мой профессиональный взгляд отмечал большие изменения к лучшему с ее приходом. Разошлись мы по взглядам на будущее нашего образования. Да и вообще, по взглядам и отношению к жизни.

А.А.:- Но вы же не будете отрицать: очень много сделано в области народного образования, что связано с именем Забелиной Т.Н. В городе созданы лицеи, гимназии, учебно-воспитательные комплексы. В детских дошкольных учреждениях - комплексы для часто болеющих и ослабленных детей, с нарушением слуха, зрения, опорно-двигательного аппарата и др. Построена целая школа для надомного обучения детей-инвалидов…
А.Н.:- Конечно, не буду. И даже могу продолжить перечень позитивного… Я говорила о разных взглядах на будущее образования. В массовой школе необходимо повысить качество образования. И обязательно предусмотреть поддержку способных, талантливых детей, из которых и формируется затем интеллектуальная элита, обеспечивающая в конечном итоге благосостояние социально-ориентированного общества. А для этого надо в первую очередь повысить профессиональный уровень педагогов. Приведу пример. Была школа в 5-м микрорайоне. Поскольку в ней училось еще в советское время много детей миэтовцев, то родители, в частности Редин Вадим Михайлович (профессор, заведующий кафедрой МИЭТ) поспособствовали тому, чтобы часть вузовских преподавателей "делегировалась" на работу в школу. Создана была хорошая база для превращения школы в лицей. Эта работа, как говорится, со знаком "плюс". История других лицеев имеет другую корневую систему - бывшие ПТУ. Одним словом, я с пониманием относилась к тому, что хотели сделать зеленоградские депутаты из комиссии по народному образованию.

А.А.:- Но они же не профессионалы! У них были только теоретические выкладки…
А.Н.:- Вот и хорошо. Как известно, именно теория освещает путь практике. Они по-новому подошли к оценке качества преподавания. Ну, что мы сейчас будем лукавить? Реальность была такова, что многолетняя практика финансирования образования по остаточному принципу привела к нищенской оплате труда учителей, что резко отрицательно отразилось на педагогическом корпусе. В педвузах (70-80-е годы) не было конкурса! Труд был непрестижным. Когда я поступала в институт (середина 50-х годов), был очень высокий конкурс, все отличники! Помню один эпизод из студенческой жизни. Наш куратор (я училась на историко-филологическом факультете, в моей группе были одни медалисты) М.С. Бунина, как тогда было принято, проводила политинформацию. Обсуждалось какое-то очередное постановление ЦК партии и Совета Министров. И вдруг… эта старая женщина, заслуженный педагог заплакала. А потом, успокоившись, объяснила свою реакцию на содержание документа: льготы, которые предоставлялись при поступлении в вуз имеющим стаж практической работы на производстве, сделают доброе дело и для абитуриентов, и для страны только в технических вузах. Педагог – это самый образованный человек общества, он учит, а, следовательно, сам должен знать в сто крат больше окружающих его людей, не только его учеников, но и их родителей тоже… База будущего педагога закладывается в школе. Если он хочет быть педагогом, он обязан быть отличником. Позднее, я поняла, почему плакала Марина Сергеевна…

А.А.:- Согласен, качество образования педагогического корпуса очень важно… Но ведь это не прерогатива депутатов районного уровня…
А.Н.:- Важно проблему поднять. И они очень деликатно к ней подошли. В период перестройки активность учительского корпуса возросла, о проблемах народного образования заговорили во весь голос. Всесоюзный съезд учителей поддержал идею альтернативного образования. Так что наши депутаты шли в общем русле поисков…

А.А.:- Школы, детсады, ПТУ и т.д. были в поле моего зрения, как руководителя. Но, честно говоря, я был занят лишь чисто хозяйственной стороной дела, материальным обеспечением функционирования школьных, дошкольных и других учреждений, связанных с учебно-воспитательным процессом. А здесь ведь целая наука…
А.Н.:- Совершенно верно… Наука. Методы «проб и ошибок» в этой области чреваты огромными потерями в долгосрочной перспективе. Вы знаете кого-нибудь из ученых-педагогов, которые жили в Зеленограде?

А.А.:- Говорил же Вам, далек от этой области.
А.Н.:- Если бы подольше контактировали с депутатской комиссией по народному образованию, наверняка бы, познакомились и с ним. Он разрабатывал, пропагандировал и помогал внедрять методику личностно-ориентированного образования... Это относится как раз к принципам дифференцированного обучения. У него были последователи по всей стране – «от Москвы до самых до окраин…». Такая характеристика дана в статье о нем, уже после его смерти.

А.А.:- Как его звали?
А.Н.:- Олег Семенович Газман, к сожалению, он умер в 1996 году.

А.А.:- Вы в своей альтернативной школе, переросшей в негосударственное образовательное учреждение социально-экономического направления, тоже внедряли методику нашего земляка?
А.Н.:- Нет. Я с ним познакомилась позже. Мой материал по организации эксперимента в одной из государственных школ одобрили на депутатской комиссии. Суть предложений заключалась в том, чтобы «эволюционным путем» провести качественные изменения в учебно-воспитательном процессе, которые охватывали бы все стороны школьной работы. Для этого предполагалось открыть экспериментальные классы (8-11). Концепция разработана под руководством доктора и кандидата наук (А.М. Шлемина и Г.Г.Манке), программы по гуманитарным дисциплинам отрецензированы в МГУ им. Ломоносова. Предполагалось создать в этих классах совместный педагогический коллектив из преподавателей вузов и школы. В совместной работе они должны были взаимно обогащать друг друга… Постепенно, анализируя на каждом «контрольном рубеже» результаты… В будущем, в случае удачи можно было переводить всю школу в новый статус колледжа, который давал бы общее образование повыше современного среднего. Замечу, что эти предложения были задолго до того, как по всей стране техникумы и ПТУ были в одночасье переименованы в колледжи и лицеи. Особо подчеркиваю: речь шла о повышении качества только общего образования, через которое проходят все учащиеся…

А.А.:- А преподавательский состав?
А.Н.:- Математики, преподаватели иностранных языков были делегированы своими заведующими кафедрами МИЭТ (Кальней С.Г., Зайцева Л.И.), новый предмет «историю мировых религий» адаптировала к школьникам тех дет, начинавших обучение в условиях «господствующего атеизма», доцент кафедры философии Назарова Н.К., русский язык и литературу преподавала Зверева Н.Г. (долгое время возглавляла школу №842, супруга О.С. Газмана, а биологию – его невестка, кандидат биологических наук Зверева М.В.). Заслуженный профессор МИЭТ Мурыгин В.И. «сагитировал» на работу к нам свою супругу – Мурыгину Н.Г., кандидата химических наук. Специально для нашего эксперимента была разработана программа «Искусство общения», ее авторы – супруги Гермони Елена Сергеевна и Василий Вильгельмович, создатели и руководители студенческого театра «Поэмимы». Курс по логике предложил Трояновский В.И., за что были ему очень благодарны; исторический цикл курировал бывший сотрудник МИЭТ, доктор исторических наук, профессор А.Ф. Васильев, очень много внесла идей преподаватель истории Мойса Н.И. (выпускница МГУ им. Ломоносова со знанием английского языка). Пришли к нам специалисты, которые раньше не работали в школе, но именно здесь раскрыли свой потенциал педагогов. К их числу относится, например, Зоя Викторовна Фокина - преподаватель английского языка, аспирант МИЭТ Масленников В.А. и др Наш эксперимент разрабатывался в Лаборатории дифференцированного обучения – маленьком островке, где пытались сохранить традиции школьного образования, разгромленные волюнтаристскими реформами конца 50-х - начала 60-х гг. Вы помните свой класс? Много ли было в нем дураков?

А.А.:- Нет, конечно.

А.Н.:- В том-то и дело, преподаватели знали потенциал каждого ученика. В соответствии с этим и давались посильные задания. В классе 40 человек, все сидят и работают по индивидуальным заданиям. Выполнив их, получают удовлетворение. А общую оценку выводят в соответствии с контрольными… Отсюда и дисциплина, и уважение к личности педагога. Все это было утрачено. Надо было восстанавливать ценный опыт прошлого...

А.А.:- На мой взгляд, положительное значение для города имело открытие двух вузов - Колледжа делового администрирования и Филиала педагогического института. Этот факт вы отрицать не будете?
А.Н.:- Не буду. Но давайте вспомним, как это произошло. Закрыли педучилище (перекрыли канал для подростков), по существу уничтожили хороший, слаженный коллектив профессмоналов, безукоризненно работавший в течение долгих лет. Многие годы я возглавляла здесь государственную экзаменационную комиссию… Когда услышала о том, что педучилище закрывают, поскольку нужно помещение для нового вуза, вначале не поверила... Как будто бы не было другого варианта в тот момент!

А.А.:- Вы же знаете, что всеми школьными и дошкольными помещениями распоряжалась Москва, Департамент образования.
А.Н.:- Я об этом и говорю. Если бы остался Комитет по народному образованию со своими полномочиями, он бы смог вмешаться и решить проблему с пользой для всех участников образовательного процесса.

А.А.:- Каким образом?
А.Н.:- Очень простым. Защитил бы педучилище, не допустив его закрытия. Педвуз разместили бы в здании, которое передали Колледжу делового администрирования.

А.А.:- Вы считаете, что в таком профиле высшего учебного заведения город не нуждался?
А.Н.:- Не знаю…По-моему, это был авантюризм чистой воды, «попахивающий» коррупцией. Посудите сами, чтобы открывать новое учебное заведение, нужны кадры. Эти кадры и помещение были в Московском институте электронной техники, в котором сформировали новый экономический факультет. Если бы решали вопрос по-государственному, все преподаватели и сотрудники (а именно миэтовцы составляли костяк коллектива колледжа) оставались на своих местах, и, имея опыт научной, методической и организационной работы, развернули бы подготовку специалистов и по этому профилю.

А.А.:- Но ведь МИЭТ специализировался на других научных направлениях…
А.Н.:- Вспомните начало 90-х гг. Руководство МИЭТ предпринимало колоссальные усилия, чтобы сохранить кадры, научные школы. Наблюдался массовый отток специалистов, которые «вынуждены» были искать работу, позволяющую содержать семью. Но самое печальное в том, что, во-первых, у нового учебного заведения не было устойчивой концепции. Не случайно оно трижды меняло название. Во-вторых, дискредитировались научные звания. Руководитель вуза, вчерашняя выпускница вечернего отделения МИЭТ в одночасье становится кандидатом философских наук, а затем и доктором… Этот сюжет с другими действующими лицами я могла бы продолжить, но не хочу… Или продали Лесную школу в Фирсановке, долгое время она использовалась как склад... Купил ее бывший руководитель Зеленоградского РОНО. Я, как могла, защитила репутацию тех зеленоградских депутатов, которые предложили целый ряд принципиальных положений, которые могли бы приостановить углубление кризиса образования…

А.А.:- Да, соглашусь с Вами. Избранные в марте 1990 года депутаты были разные. Но их объединяло одно общее. Все они ратовали за перемены, боролись за них. Кто же был против?! Но в одно мгновение жизнь людей изменить к лучшему нельзя. Прозрение пришло тогда, когда депутаты окунулись с головой в проблемы, поняв, что «манна небесная сверху не сыпется». Все упирается в деньги, которыми распоряжается Москва.

А.Н.:- И тогда они стали думать, как получить собственные для Зеленограда деньги?
А.А.:- Да. Стали думать, как увеличить налоговую базу в городе. Оказалось, что для этого надо изменить статус Зеленограда.

А.Н.:- Задумано – сделано?
А.А.:- Не так все скоро и просто. Но действовать стали энергично. Была создана рабочая группа для разработки Устава Зеленограда, довольно многочисленная. Работа велась долго, с 1990 вплоть до декабря 1992 года. В основу концепции был положен Закон РФ «О местном самоуправлении», документы мэра и Правительства Москвы не учитывались.

А.Н.:- Как это не учитывались? Вновь «феодальная раздробленность»? Плохо российскую историю, к сожалению, знают…
А.А.:- Так и не учитывались. Одним словом, много времени и бумаги потратили! В декабре 1992 года Устав города (городского самоуправления) был опубликован в местной прессе для обсуждения. На том дело и закончилось. Энергия ушла в пустоту.

А.Н.:- Но все-таки параллельно «ходили на поклон» в Москву?
А.А.:- Конечно, ходили. Но от идеи «самостоятельности» города не отказались и просили дополнительные полномочия. 8 июня 1990 года в Зеленоград приехал Г.Х. Попов, ознакомился с городом, побывал на предприятиях, встретился с членами Президиума горсовета и Председателем исполкома. Гавриил Харитонович согласился, что статус Зеленограда надо менять, надо давать ему права города, а не района. Это еще больше вдохновило разработчиков Устава города. Получив согласие, депутатский корпус увлекся этой идеей надолго и стал продолжать прорабатывать идею, хотя дело это было бесполезным, поскольку законодательной базы по этой проблеме в России не было. Получить права города можно было лишь при условии, если напрямую подчиниться Российской Федерации. Так все и осталось на бумаге.

А.Н.:- Какие еще проблемы обсуждались с Поповым?
А.А.:- Всех волновал вопрос о будущем зеленоградской науки и промышленности, которые перестали по существу финансироваться, как прежде. В связи с этим познакомили его с проектами документов по Свободной экономической зоне в Российской Федерации. Видимо, Попову Г.Х. идея понравилась: дорабатывайте документы, поддержим. В то же время он отметил, если все рассчитывают, что при реализации этой идеи Правительство СССР выделит для подпитки промышленности Зеленограда несколько миллиардов рублей, то они ошибаются. Он посоветовал искать зарубежного спонсора, готового вложить в развитие Зеленограда 1-2 млрд. долларов как в промышленность, так и в социальную сферу. Москва заинтересуется Зеленоградом лишь в том случае, если его промышленность освоит выпуск сотен тысяч персональных компьютеров, так нужных нашей стране. Тогда Зеленоград органично войдет в общемосковское хозяйство, которое переходит на самофинансирование и нуждается в современной массовой товарной продукции.

А.Н.:- Насколько я поняла, Попов ограничился разбором ситуации, как привык это делать в своих научных трудах и на лекциях. Но направление мысли было правильным.
А.А.:- Да. Попов ограничился общей постановкой вопросов. Другое дело – Лужков Ю.М. – тогда еще Председатель Мосгорисполкома Он приехал в город, просьбы и предложения выслушал и подвел итог: «Прав дополнительных хотите, пожалуйста, только давайте заключим договор. Москва вам оказывает услуги, платите, вы нам оказываете услуги, мы платим. Посчитайте». С тем и уехал. Посчитали - прослезились. Когда результаты подсчета доложили Лужкову, он категорично сказал: «Больше о самостоятельности не думайте. Прав без обязанностей не бывает». На том вопрос и закрыли.

А.Н.:- Итак, с марта 1990 года в Зеленограде произошла кардинальная смена власти. Она оказалась в руках выбранных зеленоградцами депутатов. Стало не легче. Весной и летом энергия горожан была направлена на свои «6 соток», которые, в народе стали называть «фазендами». Позднее аналитики назовут первый показ сериала («Рабыни Изауры») по телевидению самым удачным отвлекающим от митингов маневром власти. Специально это было сделано или просто совпало, сейчас трудно сказать. Но факт остается фактом: телезрители спешили к экранам.

А.А.:- Исполкому и мне как его Председателю было не до сериалов. К концу 1990 года в Москве, как и по всей России, сложилась критическая ситуация с продовольственным снабжением.
А.Н.:- Я помню, как выступал по телевидению Г.Х. Попов. «Москва на грани приближающего голода! Надо помочь подмосковным колхозам и совхозам собрать урожай».

А.А.:- Раньше было просто: предприятия выделяли ресурсы на помощь колхозам. Эту работу четко отслеживала и контролировала и советская, и партийная власть. Теперь же вся система была разрушена.
А.Н.:- Вспоминаю, как после обращения Г.Х. Попова я на своем факультете постаралась помочь партбюро и профоргу организовать субботник. Но, увы, эти руководящие органы были деморализованы настолько, что потеряли всякие бразды правления. Однако на субботник в подшефный совхоз им. Калинина мы все-таки поехали. Откликнулись на этот призыв владельцы «фазенд» - совестливые, трудолюбивые люди, их не надо было уговаривать…

А.А.:- На таких людях и держались… Благодаря слаженной работе коллектива Плодоовощного объединения под руководством директора Владимира Ивановича Ткаченко город был обеспечен на зиму картофелем, капустой, морковью, свёклой… Но возникли колоссальные проблемы с другими продуктами – мясом, маслом, колбасой, крупой, водкой, сигаретами… Полки магазинов были пусты, когда привозили продукты, выстраивались жуткие очереди, да еще отдельные работники магазинов отпускали товары «на сторону», народ роптал. Пришлось подключить милицию к контролю за отпуском продуктов, взялись контролировать и депутаты. Напряжение в городе было большое.

А.Н.:- «Запахло» военным временем – «карточками», т.е. нормированным распределением продуктов и других товаров.
А.А.:- Да, возвращаться к тем печальным временам было не просто… пришлось «огонь взять на себя». Взвесив все «за» и «против», решил ввести в Зеленограде талоны. Чтобы принять такое решение, надо иметь твердые гарантии, что талоны будут на 100% отоварены. Встретился с начальником Главторга Мосгорисполкома Карнауховым В.А. Изложил ему свои намерения и попросил поддержки по продовольственным ресурсам. Он поддержал. Я благодарен ему за это. Только после этого дал команду, как говорится, под грифом «секретно» напечатать талоны. Чтобы талоны не подделали, трое суток их штамповали печатью исполкома.

А.Н.:- Но это лишь одна сторона дела. А как организовать реализацию талонов?
А.А.:- Первое препятствие, с которым пришлось столкнуться, связано было с тем, что мы стали жить в условиях «демократии», поэтому данный вопрос (о введении талонов) надо было согласовать с депутатами Зеленоградского горсовета. Пошел к председателю совета А.И. Кудре, он собрал депутатов, начались дискуссии, одни «за», другие «против», увидев в этом унижение человека. Наконец, устав дискутировать, спросили, если будет отрицательное решение, что я буду делать, на что я твердо ответил: «Все равно введу, народ рассудит». Они тогда сказали: чего мы тогда обсуждаем…

А.Н.:- Если мне не изменяет память, к концу 1990 года талоны (люди старшего поколения по старинке называли их карточками) в Зеленограде были введены?
А.А.:- Да. Этому предшествовала огромная работа. С января 1991 года началось нормированное распределение продуктов. По одному талону (который получал каждый житель) выдавались на месяц: 1 кг муки, 1 кг крупы, 1 кг макарон, 1 десяток яиц, 500 кг растительного масла, 300 г сыра, 2 пачки по 200 г сливочного масла, 3 раза по 500 кг колбасы, 1 кг мяса. В реализации этой задачи мне очень помогли сотрудники исполкома, директор Зеленоградского торга А.С. Семенец и работники магазинов, директор ПРЭО Прохоров И.В, работники жилищно-эксплуатационных контор и др.

А.Н.:- Зеленоградский опыт пригодился всей Москве?
А.А.:- Москва еще раньше ввела талоны на водку, сигареты и промышленные товары (они действовали и в Зеленограде). А талоны на продовольствие, действительно, мы ввели одни. Хорошие все-таки у нас люди! Все правильно поняли, стали адаптироваться к новым условиям…

А.Н.:- Но не давала людям верховная власть спокойствия… Грянула «павловская реформа»…
А.А.:- Да… Неожиданно на свет появился Указ Президента СССР и Постановление Совета Министров СССР от 22 февраля 1991 года «О прекращении приема к платежу денежных знаков Госбанка СССР достоинством 50 и 100 рублей образца 1961 года и порядке их обмена и ограничение выдачи наличных денег с вкладов граждан». Пришлось организовывать исполкому совместно с депутатами работу по реализации этого непопулярного решения. И, тем не менее, обмен денег проведен был организованно, иногда, правда, он сопровождался шумом и скандалами, вызванными тем, что кое у кого была большая «заначка» этих купюр, хранившаяся не в сбербанке, а «под матрасом». Созданная специальная комиссия по этому вопросу работала долго. Кому нужна была эта «павловская реформа», так никто и не понял: толку от нее было мало, но людей в очередной раз взбудоражили.

А.Н.:- Слово хорошее употребили: «взбудораживать». Антикоммунистическая революция «тлела», отдельные эпизоды ее «прорывались» по-разному. Надо было быть предельно осторожными, принимать взвешенные решения, чтобы «не прорвало» терпение в том или ином социальном слое населения, которое до поры до времени молчало, а в условиях «тлеющей революции» начинало активно действовать. Так, например, в 1990 году «восстали студенты МИЭТ». Они добились упразднения ненавистной им кафедры научного коммунизма. Руководство МИЭТ (а вместе с ним и Министерство высшего образования СССР) пошло на уступки и в других вопросах: по требованию студентов были введены (взамен государственного экзамена по научному коммунизму) спецкурсы по тематике, предложенной студентами 5-го курса, которым предстояло сдавать обязательный государственный экзамен. Нашей кафедре политической истории (раньше она называлась кафедрой истории КПСС) студенты предложили два спецкурса по темам: «История Государства Российского», «История Русской Православной Церкви». Выбрали они и преподавателей. Среди них была и я. Приятно вспомнить…

А.А.:- Миэтовцы молодцы. Я в данном случае говорю о выпускниках. Взять, к примеру, многолетнюю борьбу за получение статуса свободной экономической зоны. Мы уже называли А.М. Чуенко… То, что в конце концов Зеленоград получил на бумаге этот статус, большая заслуга принадлежит Митиной Виктории Александровне .

А.Н.:- А что конкретно давал Зеленограду статус свободной экономической зоны?
А.А.:- Большой оперативный простор. Снимался гриф секретности с города. Можно было надеяться на иностранных инвесторов, на развитие международных связей…

А.Н.:- Какие же мы были наивными в своей надежде, что Запад нам поможет! А в целом свободная экономическая зона, конечно, открывала новую страницу.

А.А.:- Хотя чиновники многое «заволокитили», все-таки удалось снять гриф секретности с города и открыть таможню.

А.Н.:- Да, напор Зеленограда на Москву был мощный. Городу надо было «сохранить» свой профиль. И сохранили! Кого поблагодарим?
А.А.:- Часть фамилий уже называли. Надо отдать должное руководителям промышленных предприятий и НИИ, а также депутатам Кудре А.И., Митиной В.А., Мироненко В.Т. и др. и, конечно, исполнительной власти города.

А.Н.:- И Борису Николаевичу Ельцину?
А.А.:- Безусловно. Связь с ним была постоянная, он знал проблемы Зеленограда, который по существу, в одночасье стал городом безработных, в связи с «обвалом» рынка продукции отечественной электроники. 1 февраля 1991 года Борису Николаевичу Ельцину исполнилось 60 лет. В свой день рождения он приехал в Зеленоград. В Научном Центре встретился с директорами предприятий, обещал по ряду вопросов помочь, а затем поехал во Дворец культуры. Зеленоградцы встретили его стоя, он выступил, ответил на вопросы, от города мы его поздравили с юбилеем и вручили цветы, памятный адрес и сувенир. 12 июня 1991 года Ельцин Б.Н. всенародно избран Президентом России. Дел у него, естественно, прибавилось.

А.Н.:- Изменилась и власть в Москве. Профессор МГУ им. Ломоносова Гавриил Харитонович Попов становится мэром Москвы, а Юрий Михайлович Лужков – вице-мэром, премьером Правительства Москвы.
А.А.:- Гавриил Харитонович сразу же изменил систему управления Москвой. Созданы Правительство Москвы, 10 административных округов во главе с префектами, которые одновременно являлись членами Правительства Москвы, в административном округе создаются районные управы во главе с супрефектами. Такой поворот был неожиданным: руководители префектур назначались мэром. Таким образом, исполнительная власть в Зеленограде, как и в других округах Москвы, была выведена из подчинения избранных районных Советов.

А.Н.:- Эти меры можно рассматривать и как революционные, и наоборот. Главный вопрос любой революции – вопрос о власти. От коллективного принципа управления (рожденного в связи с началом антикоммунистической революции) пришли к единоначалию как наиболее эффективному в условиях системного кризиса, охватившего всю страну. Как же развивались события дальше?
А.А.:- 4 июля 1991 года меня пригласили к Попову Г.Х., он предложил стать префектом, я дал согласие. Затем вместе с Ю.М. Лужковым новые префекты поехали на центральное телевидение, где Юрий Михайлович впервые озвучил новую систему управления Москвой и представил первых четырех префектов. На следующий день, придя на работу, я испытал некоторую «некомфортность»: коллеги по исполкому поздравляют, депутаты смотрят косо. Получив большие полномочия, стал формировать команду, однако менять никого из замов не стал. Во-первых, я много сил вложил, чтобы научить «новичков» работать в государственном органе. Они были хорошими учениками, хотя и не всегда все делали, как мне этого бы хотелось. А, во-вторых, я стараюсь при решении важных вопросов руководствоваться народной мудростью. Применительно к данному случаю, в народе говорят: «Коней на переправе не меняют». Я пригласил Викторию Александровну Митину и попросил пойти ко мне первым заместителем. Она согласилась. Стала замом префекта по промышленности, науке и предпринимательству, заместителем по прогнозированию и экономике стал Фастов Сергей Анатольевич. Они очень много сделали в этих сферах. Заместителем префекта по образованию, медицине и культуре (с одновременным руководством учебным округом) стала Забелина Татьяна Николаевна (в отличие от первых замов она не была депутатом), жилищно-коммунальное хозяйство и благоустройство досталось Тихонову М.Ю., жилье и социальная защита - Лемко Л.М., строительство – Жданову С.В., торговля – Столповскому А.Н.

А.Н.:- Фактически все замы, за редким исключением, были депутатами, избранными зеленоградцами. Это очень важно подчеркнуть: не ошиблись в выборе. Получив такие полномочия, Вы вздохнули с облегчением? Теперь с Зеленоградским советом депутатов практически ничего не надо было согласовывать?!
А.А.:- И да, и нет… Да, потому что обстановка требовала оперативных решений. Дискуссии только тормозили. Депутатов-то было 134, и все хотели «самовыразиться». «Нет» - в стократ увеличивался груз ответственности!

А.Н.:- Что называется «коллективная ответственность», а также и «коллективная безответственность». Теперь зеленоградцы хотя бы знали «крайнего».
А.А.:- А работы прибавилось. Надо было определить границы районных Управ. Это было сделано. Г.Х. Попов утвердил административное деление Зеленограда, в котором образовано было 5 районов. Назначить супрефектов в эти районы помешал путч, который начался 19 августа 1991 года.

К НАЧАЛУ СТРАНИЦЫ