Образ здоровья
ИСТОРИЯ Военная история: войска ПВО в битве за Москву
02.07.2012     8247    0

Военная история: войска ПВО в битве за Москву

71 год назад началась Великая Отечественная война, которая стала самой кровопролитной в истории нашей страны. В 30-х годах прошлого столетия в Германии к власти пришли фашисты во главе с Гитлером. Они объявили на весь мир, что арийцы — лучшая нация в мире, так называемая высшая раса, и им должны покориться все другие народы земли. «Сегодня нам принадлежит Германия, — скандировали они, — а завтра — весь мир». 1 сентября Германия напала на Польшу. Вскоре она оккупировала еще 12 стран Европы и подключила их ресурсы к своему военному потенциалу для расширения границ своей агрессии.

22 июня 1941 года, нарушив международный договор о взаимном ненападении, вооруженные силы Германии напали уже на нашу страну. В соответствии с гитлеровским планом «Барбаросса» фашисты должны были сходу овладеть Москвой и в течение 2-3 месяцев закончить свой блицкриг, замкнув остатки нашей армии в танковых клещах. Для реализации этого плана были сформированы три группы армий: «Север», «Центр» и «Юг». При этом группе армий «Центр» была выделена почти половина всех войск и боевой техники, имевшихся на советско-германском фронте (в составе 74,5 дивизий, включая 14 танковых, 8 моторизованных, при воздушной поддержке 1390 самолетов). И вся эта отборная военная мощь, созданная Гитлером, имела перед собой только одну цель — молниеносный захват Москвы. Выступая в штабе группы армий «Центр» на совещании, А. Гитлер заявил, что город Москву следует окружить, чтобы «ни один русский солдат, ни один житель… не мог его покинуть. Всякую попытку выхода подавлять силой». Москва и окрестности будут затоплены, и где стоит город, будет море, которое навсегда скроет столицу русского народа от цивилизованного мира.

Перед самой войной 1-й корпус зенитной артиллерии под командованием генерала Д.А. Журавлева и 6-й корпус истребительной авиации под командованием полковника И.А. Климова перешли в подчинение командующего московской зоной ПВО генерал-майора М.С. Громадина. На заседании Государственного комитета обороны 5 апреля 1942 года Московский корпусной район ПВО бы преобразован в Московский фронт ПВО. На первом этапе войны с 22 июня по 22 июля 1941 г. враг старался разведать ПВО Москвы. За это время летчики 6-го корпуса ПВО (старший лейтенант В.А. Шишов, лейтенанты С.С. Гошко, лейтенант В.Г. Каменщиков, С.Г. Ридный, младший лейтенант И. Левша) сбили 10 самолетов-разведчиков врага и не позволили неприятелю вскрыть наши боевые порядки.

Первый налет фашистской авиации на Москву был совершен в ночь на 22 июля 1941 года. В налете участвовало более 200 бомбардировщиков. Они двигались на Москву эшелонами с трех направлений: северо-западного, западного и юго-западного. В каждой из групп насчитывалось до 70 самолетов. По опыту войны в Европе они летели на высотах 2-3 тысячи метров. В завязавшихся воздушных боях истребительная авиация сбила 12 самолетов, зенитная артиллерия — 10. И.В. Сталин по этому поводу сказал: «Десять процентов от участвовавших в налете для ночного времени — это нормально». И объявил благодарность всем участникам, отражавшим налет, а позже 83 человека были награждены орденами и медалями. Во время второго налета было сбито 15 самолетов. Из них два бомбардировщика наткнулись на торсы аэростатов заграждения и рухнули на землю. Это заставило фашистских летчиков с малых высот перейти на большие, лишившись эффективного прицельного бомбометания.

С 22 июля до 15 августа 1941 года — новый этап борьбы с воздушным противником. На этом этапе враг пытался протаранить ПВО Москвы, прорваться в ее воздушное пространство, обрушить на город бомбовые удары большой мощности и тем самым способствовать успешному развитию наступления наземных армий группы «Центр». На этом этапе войны немцы потеряли от атак наших истребителей и огня зенитной артиллерии около 200 самолетов, почти три эскадры. Экипаж первого бомбардировщика состоял из 5-6 человек, отсюда видны потери гитлеровцев в летном составе. Для восполнения потерь немцам пришлось перебросить из Западной Европы 100 самолетов. В одном из документов врага было сказано: «Количество самолетов в одном соединении люфтваффе уменьшилось до 50% в результате обстрелов в земли. Причина — хорошо организованная ПВО русских» (ЦАМО, ф. 213, оп. 2002, д. 66, л. 22-23).

В этот период наша фронтовая и дальняя авиация совершали налеты на 118 аэродромов. Немцы потеряли при этом значительное количество самолетов и не могли в этот период бомбить Москву. До 15 августа 1941 года летчикам 6-го корпуса помогала фронтовая авиация, совершая налеты на 67 аэродромов противника. За это же время дальняя бомбардировочная авиация подвергла ударам 51 аэродром противника. После 15 августа наступил третий этап борьбы за столицу, и штурмовки аэродромов врага выполнялись теперь только летчиками 6-го корпуса.

Немцы начали готовить генеральное наступление на Москву под кодовым названием «Тайфун». Ставка приказала зенитчикам 1-го корпуса ПВО быть готовыми к борьбе с танками и живой силой противника. На левом фланге враг прорвал оборону Западного фронта, и большая моторизованная колонна с танками двинулась на Москву, угрожая резервному фронту. По заданию Ставки большая группа зенитных артиллерийских батарей и зенитных пулеметных взводов, снятых с подмосковных огневых позиций, автотранспортом во главе с майором М.П. Добрицким вышла на встречу с врагом. У города Боровск командующий 33-й армией приказал майору Добрицкому удерживать этот плацдарм у города во что бы то ни стало. Бой начался в 23.00 и длился девять часов. Зенитчикам удалось задержать гитлеровцев у стен города и выиграть драгоценное время. Враг потерял в этом бою 8 танков, 2 бомбардировщика и до батальона пехоты. А потом 4 авиационных полка 6-го корпуса с помощью эрэсов (реактивных снарядов) задержанную колонну превратили в металлолом. Обстановка на левом фланге нормализовалась, а на правом, наоборот, накалилась. Нарастала угроза прорыва Калининского фронта и обхода Москвы с севера. Опасность нависла и над резервным фронтом правого фланга. Ставка срочно потребовала лишить наступающие немецкие войска авиационной поддержки. До 40 истребителей МЕ-109 потеряли немцы на аэродроме города Калинина от внезапного удара 30 наших истребителей. Это явилось причиной отвода вражеских истребителей на глубинные аэродромы. Руководил этой операцией капитан Ф.С. Чуйкин. Эффективными оказались налеты на аэродромы близ Юхнова и Инютина, в районе Московского моря, города Клина, поселков Завидово и Тургиново. Штурмовка противника реактивными снарядами уменьшила и налеты немцев на столицу.

 

6 ноября 1941 года состоялось торжественно заседание, на котором с речью выступил И.В. Сталин, а 7 ноября был проведен парад войск, уходящих на фронт. В дни, предшествовавшие нашему контрнаступлению под Москвой, по указанию Ставки были сформированы две противотанковые группы, предназначенные для поддержки войск Западного и Калининского фронтов. Группу, получившую 64 орудия среднего калибра и 43 пулеметные установки со счетверенными стволами, возглавил полковник Д.Ф. Гаркуша. Дивизионы зенитных орудий и батальон зенитных пулеметных установок получили приказ поддерживать войска 7-й гвардейской и 18-й стрелковой дивизий 16-й армии. Здесь враг ожесточенно рвался к Ленинградскому шоссе. Особенно сложная обстановка создалась 24 ноября. Вражеские автоматчики просочились к огневым позициям наших батарей, не имевших пехотного прикрытия. Однако и в таких условиях воины 18-й батареи 864-го зенитно-артиллерийского полка, входившего в группу полковника Д.Ф. Гаркуши, сорвали атаку полка гитлеровцев. На поле боя осталось до роты убитых. Руководил этой батареей политрук М.П. Кошкин.

Мужественно сражались и воины 13-й батареи воентехника И.В. Жаворонкова и политрука Д.А. Сажнева. Вместе с 16-й батареей старшего лейтенанта П.Г. Левченко в районе Савельева, Ложков, что у Ленинградского шоссе, зенитчики уничтожили 12 танков, 3 самолета, 4 минометных батареи, 12 пулеметных точек, несколько автомашин и до полка живой силы врага. Благодаря мужеству и упорству зенитчиков первая фашистская танковая дивизия, действовавшая здесь, утратила свои наступательные возможности. В районе Клязьминского водохранилища батарея лейтенанта И.А. Кушкова уничтожила 8 танков и не допустила врага к мосту через водохранилище. Вторую группу зенитных батарей и зенитно-пулеметных установок возглавил майор С.Л. Спиридонов (в будущем генерал). Вместе с окруженными врагами 133-й и 126-й стрелковыми и 17-й кавалерийской дивизиями, а также 21-й и 24-й танковыми бригадами во взаимодействии с зенитчиками 19-й батареи политрука Б.М. Чеславского 250-го полка сорвали атаку фашистов и предотвратили прорыв противника к Москве с северо-западного направления. Враг потерял 8 танков и более батальона живой силы. Зенитчики в этом бою потеряли лейтенанта В.В. Тарабана и политрука Н.Ф. Левина.

В конце ноября группа майора С.Л. Спиридонова выиграла бой в окружении. Наши войска вышли из окружения и вошли в состав армии генерала К.К. Рокоссовского. Это получило высокую оценку командиров дивизий, вместе с которыми они отстаивали оборонительные рубежи.

В конце ноября сильный удар по противнику нанесли наши авиаторы. В течение дня они разгромили эрэсами мотомеханизированную группу немцев. Гитлеровцы потеряли от ударов авиации 77 танков, 263 автомашины и много живой силы.

27 ноября зенитчики сменили огневую позицию и укрепились у Дмитровского шоссе в 20 км от окраины Москвы. Для предстоящего боя был выбран участок дороги с узкой проезжей частью и слабой обочиной, где бы танки не смогли быстро развернуться в обратную сторону и безнаказанно покинуть поле боя. Красноармейцы вспомнили слова политрука Клочкова: «Велика Россия, а отступать некуда, позади Москва!». Зенитчики дали свою клятву: «Стоять будем насмерть и биться будем до последней капли крови, а Москву врагу не отдадим!». Утром следующего дня на расчет старшего сержанта Г.А. Шадунца, наводчика Б. Баранова, заряжающего Б. Петреева и запасного номера расчета рядового Конева двинулось 25 танков. Подпустив гитлеровцев как можно ближе, расчет открыл огонь по головному танку. Бронебойный снаряд снес с него башню и бросил ее под ноги бегущей за ним пехоте. Потом был уничтожен шестой танк, а четыре между ними стали заложниками своей судьбы. Деморализованная пехота и живые экипажи танков развернулись на 180 градусов и скрылись за линией горизонта.

Таких «подарков» немцы и в страшных снах не видели. Раньше они спокойно, почти без потерь завоевывали государства Европы по асфальтированным дорогам под бравурные мелодии воинственных прусских маршей, исполняемых ими же на своих губных гармошках. А европейский блицкриг в нашей стране не прошел, не получился.

Гитлер любил свои танки, считал их немецкими молотами, которые должны были разбивать все преграды перед пехотой на пути к победе, и не ценил думающих солдат. Он говорил: «Солдат не должен думать. Он должен уметь ходить в атаку, а в свободное время заниматься гимнастикой». Здесь комментарии излишни. В борьбе с «молотами» оказались увесистые русские бронебойные снаряды, вылетавшие почти из пятиметровых стволов наших универсальных зенитных пушек с огромной начальной скоростью и сокрушавшие на своем пути все, в том числе и немецкие танки-коробочки с крестами на боках. Четыре танка-заложника, попавшие в капкан старшего лейтенанта Г. А. Шадунца, тоже сгорели, как заупокойные свечи.

В битве за Москву наметился перелом. С Урала, из Сибири, с Дальнего Востока сплошным потоком шли наши эшелоны с вооружением и боеприпасами, свежими дивизиями и бригадами, личный состав которых был одет в теплые овчинные полушубки, валенки, ватные брюки, меховые шапки и рукавицы. В экипировке красноармейцев и командиров Народная Республика Монголия оказала свою практическую помощь. Новые, свежие армии готовились к наступательным боям.

 

Потери немцев под Москвой за первые шесть месяцев войны

 

Воины ПВО уничтожили 952 самолета противника, 50 000 вражеских солдат и офицеров, 343 танка, свыше 250 артиллерийских и минометных батарей и зенитно-пулеметных точек, свыше 3000 автомашин с военными грузами и много другой техники. Это был весомый вклад ПВО Москвы в дело разгрома врага (ЦАМО, ф. 741, оп. 705649, д. 1, л. 146, 147).

Последний рубеж обороны Московского фронта ПВО полукольцом охватил столицу от деревни Киово у Дмитровского шоссе до города Каширы. На этом рубеже послевоенные люди оставили несколько памятников потомкам для напоминания им о мужестве, героизме и самопожертвовании защитников Москвы в Великой Отечественной войне 1941-45 гг. На правом фланге обороны у деревни Киово была установлена на постамент универсальная зенитная пушка 85-го калибра — как вечный памятник мужеству и стойкости зенитчиков Московского фронта, армии и округа ПВО в борьбе с гитлеровскими средствами нападения. Вот стоит она на постаменте с гордо поднятым вверх дульным тормозом — русская красавица, жестокая убийца фашистских танков, самолетов и живой силы. Своим внешним видом она напоминает будущим врагам России: «Нас не трогай, мы не тронем, а затронешь — спуску не дадим».

Памятник бойцам 10-й дивизии народного ополчения г. Москвы установлен на 23-м километре от окраины Москвы в пригороде подмосковных Химок. На высоком постаменте установлены три противотанковых «ежа», символизирующих, что дорога на Москву была в войну для фашистов закрыта противотанковыми «ежами» и минами. На торцевой стенке памятника написаны слова из сводки Совинформбюро: «8.12.41 г. войска Западного фронта, измотав противника в предшествующих боях, перешли в контрнаступление против его фланговых группировок. В результате начатого контрнаступления обе эти группировки разбиты и поспешно отходят, бросая технику и вооружение и неся огромные потери». У этой стенки памятника — всегда венки и букеты цветов. Память нашего народа жива и благодарна тем, кто спас его от фашизма и отвел Смутное время от Москвы.

Начатое контрнаступление продолжалось ведь декабрь. В ходе непрерывных кровопролитных боев войска трех фронтов разгромили фашистскую группировку армий «Центр», наступавшую на Москву, и отбросили ее остатки на одних направлениях на 100 километров, на других — на 250 км от столицы. Непосредственная угроза Москве была ликвидирована.

На 28-м километре Пятницкого шоссе, у деревни Горетовка, наступление немцев на Москву захлебнулось их собственной кровью и было остановлено окончательно и бесповоротно бойцами 18-й дивизии народного ополчения Москвы. В ознаменование этой победы благодарные москвичи в послевоенное время установили в придорожной полосе на высоком насыпном кургане короткоствольное орудие полевой артиллерии. Издревле в России исполнялся и исполняется в наше время народный обычай встречать гостей хлебом-солью, а врагов встречать и выдворять грубой военной силой. Установленный памятник соответствует духу древних обычаев страны.

На 20-м километре от окраины Москвы, у Пятницкого шоссе, находится братская могила, где захоронены 536 красноармейцев и бойцов 10-й и 18-й дивизий народного ополчения г. Москвы. Памятник на могиле выполнен в виде полураскрывшегося каменного цветка. На его бетонных лепестках выгравированы фамилии и инициалы всех защитников, захороненных в могиле. Заботится о ней местная администрация, жители и школьники. Территория всегда ухожена, в дни государственных праздников к памятнику возлагаются венки и букеты цветов.

На 40-м километре от Москвы у Волоколамского шоссе установлен на постамент памятник-танк «Т-34» Панфиловской стрелковой дивизии. Он пронес с жестокими боями до Берлина к 9 мая 1945 г. символическую эстафету победы в московской битве от Московского фронта ПВО. Вернувшись домой, он встал на вечную почетную историческую вахту мира в фронтовой линии обороны Москвы 1941 г.

С конца марта 1942 г. в войска ПВО начали прибывать красноармейцы-девушки. Это позволило высвободить значительное количество мужчин для пополнения фронтов. Они заменили в войсках ПВО мужчин: связистов, прибористов, разведчиков. В прожекторных и зенитно-пулеметных войсках они стали номерами расчетов. Девушки вскоре стали мастерами своего дела. Многие из них были выдвинуты на офицерские должности. Так, Мария Грудистова, пулеметчица 20-го зенитно-пулеметного полка, охраняла станцию Можайск, где в это время стояли воинские эшелоны. Немецкий летчик выбрал обеденное время, когда на посту стояла она одна. Заметив низко летящий самолет, идущий на охраняемый объект, она длинной очередью из зенитного пулемета вогнала его в землю, и за этот подвиг была награждена орденом Красной Звезды.

Разведчица Виктория Седова служила на 22-й батарее в районе Очаково. Стоя на своем посту, она первая обнаружила низко летящий самолет «ЛИ-2» (полет своих самолетов в этом секторе был запрещен). О нарушителе мгновенно узнали все зенитные батареи, близко расположенные к Москве. Их предупредительные залпы заставили нарушителя приземлиться на Тушинском аэродроме. В самолете находилась диверсионно-шпионская группа немцев. Они тут же были взяты в плен. Позже, в далекой Германии, санинструктор Виктория Седова из зенитного пулемета сбила вражеский бомбардировщик, пытавшийся бомбить нашу переправу через Одер. За боевые заслуги многие девушки были награждены орденами и медалями, 87 из них были удостоены высокого звания Героя Советского Союза.

Мемориал защитникам московского неба установлен в Можайском районе Подмосковья. С наклонной плоскости с крутым разворотом стартует в небо истребитель «ЯК-3», чтобы уничтожить воздушного врага, рвущегося в Москву.

В марте 1942 г. 120-й истребительный авиационный полк 6-го корпуса ПВО стал гвардейским (командир полка майор А. С. Писаренко). В последнее время одним из мест базирования этого полка был аэродром имени В. П. Чкалова в Тушино. Отсюда перед контрнаступлением наших войск летчики полка совершали по 6-8 вылетов в сутки на перехват бомбардировщиков врага, рвавшихся к городу, и обрушивали свои штурмовые удары на немецкие танковые и механизированные части, нацеленные на столицу.

В 6-м корпусе истребительной авиации майор Н. Д. Гулаев и старший лейтенант В. Н. Мотаков стали дважды героями Советского Союза. В 70-е годы прошлого столетия генерал Н. Д. Гулаев занимал в войсках ПВО страны пост командующего зенитно-ракетной армией ПВО страны. В этом же корпусе выросло много героев Советского Союза: полковник В. М. Найденко, капитаны К. Н. Титенков, А. Н. Катрич, Г. А. Григорьев, В. Е. Ковалев, А. И. Смирнов, И. Н. Калабушкин, Е. Н. Горбатюк, И. М. Холодов; старшие лейтенанты В. А. Шишов, К. А. Крюков, И. П. Шумилов, П. Н. Белясник, Н. С. Самохвалов, М. А. Родионов, А. П. Маресьев, В. Ф. Коробов, Л. В. Даубе; лейтенанты В. Г. Каменщиков, Н. Е. Глазов, Г. К. Гультяев; младшие лейтенанты С. Г. Ридный, В. В. Талалихин, Г. Сырейщиков, А. Г. Лукьянов, Тимур Фрунзе; сержант Ачкасов.

На 86-м километре Минского шоссе установлен памятник партизанке-комсомолке Зое Космодемьянской, повешенной фашистами зимой 1941 г. в дикой злобе за свои неудачи в ходе выполнения гитлеровского плана «Барбаросса».

По соседней Старой Смоленской дороге (ныне Можайское шоссе) в 1812 г. двигалась наполеоновская армия во главе со своим императором Наполеоном Бонапартом. Согласно истории и народным преданиям, эта армия беспрепятственно заняла Москву. Во время оккупации Наполеон поднялся на кремлевскую стену, посмотрел вокруг на опустошенный город и задал себе один простой вопрос: «Зачем я шел к тебе, Россия, Европу всю держа в руках? Теперь с поникшей головою стою на крепостных стенах…» Не найдя ответа на свой собственный вопрос, он вскоре покинул Россию и умчался в теплую Францию «на тройке с бубенцами», оставив в холодной стране свою голодную, замерзающую армию, лишь четверть которой смогла вернуться домой. Остальные три четверти остались лежать в мерзлой земле России. Так бесславно закончилась авантюра французского императора Наполеона Бонапарта.

Так же бесславно закончилась авантюра и немецкого авантюриста Адольфа Гитлера, плохо усвоившего уроки неумолимой истории: весьма образованный Бисмарк предостерегал своих соотечественников не лезть в берлогу к русскому медведю.

7 ноября 1942 г. 193-й зенитно-артиллерийский полк был преобразован в 72-й гвардейский зенитно-артиллерийский полк (командир полка майор М. Г. Кикнадзе). Находясь на одном из ответственных и опаснейших направлений (юго-западном), зенитчики полка заставили капитулировать около 150 фашистских самолетов, 40 из которых нашли свою погибель в подмосковном небе. За героизм и мужество, проявленные в период Великой Отечественной войны, 1124 воина полка были награждены орденами и медалями.

В борьбе с воздушным и наземным врагом отличились следующие зенитные батареи полка: старших лейтенантов В. И. Каплинского, И. В. Кленца, П. Г. Левченко, лейтенантов Н. Ф. Терещенко (в будущем стал генералом), Е. М. Данилова, И. А. Карасева, Д. З. Пономаренко, младшего лейтенанта Х. С. Гургеняна, воентехника 2-го ранга И. В. Жаворонкова.

Расчет старшего сержанта Шадунца в составе рядовых Б. Е. Баранова, В. Р. Петреева, В. С. Конева, младшего политрука Д. А. Сажнева, замполитрука В. Г. Громышева, старшины И. И. Мухина уничтожил четыре танка, двоих диверсантов взял в плен.

После награждений и преобразований полк стал называться Гвардейским зенитным ракетным Путиловско-Кировским ордена Ленина полком ПВО (командир полка полковник В. М. Поминов).

Победная московская битва бала началом нашей мощной цепной реакции, направленной на последующие громкие победы, уверенно продолжавшиеся до конца войны, и развеяла миф о непобедимости гитлеровской армии.

С 13 октября 1941 г. иностранные посольства и миссии были эвакуированы в г. Куйбышев. Также были эвакуированы научно-исследовательские институты, министерства и конструкторские бюро. Члены Государственного комитета обороны во главе с И. В. Сталиным остались в Москве. С 20 октября 1941 го. Москва была объявлена на осадном положении. Москвичи рыли окопы и строили другие инженерные сооружения.

Первый салют над Москвой с участием нашего полка прогремел 5 августа 1943 г. в честь освобождения Орла и Белгорода войсками Западного, Центрального, Воронежского, Брянского и Степного фронтов. Вечерами товарищ Сталин принимал доклады от генерала Д. А. Журавлева об итогах боевой работы ПВО Москвы. В тот день войска ПВО сбили 42 вражеских самолета. Товарищ Сталин усомнился в этой цифре. Созданная комиссия подтвердила достоверность доклада генерала, после чего сомнений и проверок больше не было.

После снятия угрозы захвата Москвы часть сил ПВО (артиллерийских, пулеметных, авиационных, прожекторных) ушла с фронтами действующей Красной армии на запад добивать фашистского зверя в его собственном логове — в Берлине. С ними ушел и командующий московским фронтом ПВО генерал Даниил Арсентьевич Журавлев — возглавлять Западный фронт ПВО.

Прожектористы Московского фронта ПВО принимали активное участие в заключительной фазе Великой Отечественной войны, в ночном штурме Берлина и были первыми свидетелями его падения. По приказу командующего 1-м Белорусским фронтом маршала Советского Союза Г. К. Жукова они создавали световые поля в ночное время. Эти слепящие полосы благотворно влияли на боевой патриотический порыв наступавших на Берлин войсковых частей Красной армии, став решающим, смертельно опасным и деморализующим фашистов фактором. Эти лучи одновременно осветили последний путь в кромешный ад и преступным главарям фашистского 3-го рейха, чтобы таким, как они, неповадно было в будущем безнаказанно развязывать кровопролитные войны, жечь в печах крематориев, душить в газовых камерах многочисленных фашистских концентрационных лагерей смерти ни в чем неповинных людей, взрослых и детей.

Наши туристы, будучи в Болгарии, спросили ясновидящую Вангу, как ей видится судьба нашей страны в будущем. Она, немного помолчав, ответила: «Россия была, есть и будет!» Мы, россияне, с ней тоже согласны, что в будущем так и будет. 

И.  РЕБРУН, замначальника отдела ракетно-стартовых средств армии ПВО, ветеран Гвардейского зенитного ракетного Путиловско-Кировского ордена Ленина полка ПВО, полковник-инженер в отставке

 

 

Опубликовать:
К НАЧАЛУ СТРАНИЦЫ