Образ здоровья
ИСТОРИЯ ИСТОРИЯ ЗЕЛЕНОГРАДА. КРАТКИЙ КУРС. 1975 ГОД
07.05.2013     6758    0

ИСТОРИЯ ЗЕЛЕНОГРАДА. КРАТКИЙ КУРС. 1975 ГОД

Зеленоград и космос

Зеленоград связан с космосом многими гранями. Прежде всего, это чистые материалы, схемы и аппаратура космического назначения.

Известно, что основой для полупроводниковой электроники служат особо чистые материалы. В стране их умели получать только в институтах АН СССР и в слишком малых количествах. А материалы нужны были для массового производства…

Для решения этой проблемы в зеленоградском Научном центре был создан НИИ материаловедения (НИИМВ) с заводом «Элма». Его первым директором стал член-корреспондент АН СССР Андрей Юрьевич Малинин. На «Элме» осуществлялись первоначальные операции по изготовлению интегральных схем: сначала выращивались монокристаллы кремния, а затем размечались контуры исходных структур сразу для десятков, а то и сотен одинаковых интегральных схем — для последующей групповой обработки. Разрезание на пластины толщиной около 0,5 миллиметра, шлифовка и полировка до зеркального блеска, выделение контуров будущих схем — это лишь самые простые операции исходного технологического процесса.

Проблема выхода годных пластин была одной из центральных. Каждый дефект кристаллической решетки — это потенциальный брак будущей интегральной схемы… Ученым из НИИМВ удалось предсказать и изучить основные закономерности возникновения дефектных участков кремниевых пластин. В частности, было высказано смелое предположение, что дефектность зависит от силы гравитации в зоне выращивания кристалла. Провели уточняющий эксперимент на центрифуге, уверенность в правильности гипотезы возросла. Тогда поставили вместе с космонавтами технологический эксперимент на орбите — и гипотеза подтвердилась! Так родилось и ныне живет космическое материаловедение — одно из детищ А. Ю. Малинина.

Изготовленные годные кристаллы передавались на другие предприятия, в основном на завод «Микрон». Здесь из кристаллов формировались интегральные схемы, готовые для использования в микроэлектронных устройствах.

Уровень интеграции элементов в микроэлектронных схемах быстро рос: к 1975 году на одном кристалле размещалось до 20 тысяч транзисторов. Для сравнения отметим, что плотность расположения элементов к началу 70-х годов составляла 1000 элементов, в 1978 году — 80 тысяч, а в 1980 году — до 240 тысяч транзисторов на кристалле.

Возросшая плотность элементов и новые технологии потребовали принципиально новой системы проектирования интегральных схем. Такая система была разработана в НИИМЭ, и в 1975 году коллективу разработчиков этой системы была присуждена Государственная премия СССР в области науки и техники.

Разработанные на «Микроне» большие интегральные схемы (БИС) передавались в НИИМП, «Элас», на завод «Ангстрем» для производства готовых к работе устройств и компьютеров. Именно на заводе «Ангстрем» в 1975 году была достигнута плотность размещения 20 тысяч транзисторов на одном кристалле; это была БИС оперативного запоминающего устройства (ОЗУ). Тогда же в НИИМП в результате большой работы, которую возглавлял Борис Седунов, был создан новый элемент — прибор с зарядовой связью (ПЗС).

ПЗС позволил заменить фотопленку, которая использовалась в космических аппаратах для записи информации. Эта фотопленка ограничивала срок жизни космического аппарата на орбите десятью днями. Кончалась пленка — аппарат вынужден был приземляться. Разработка группы во главе с Б. Седуновым позволила решить эту проблему.

Созданные на предприятиях «Элас», «Ангстрем» устройства были установлены на космических аппаратах, исследующих Венеру и Марс.

8 и 14 июня 1975 года были запущены автоматические станции «Венера-9» и «Венера-10», которые стали первыми искусственными спутниками Венеры (22 октября 1975 г. — «Венера-9», 25 октября 1975 г. — «Венера-10»). Спускаемые аппараты станций совершили мягкую посадку на Венеру и впервые передали на Землю венерианскую фотопанораму.

В ночь с 10 на 11 января 1975 года с Байконура стартовал космический корабль «Союз-17». Экипаж состоял из двух человек: командира корабля подполковника Алексея Губарева и бортинженера кандидата технических наук Георгия Гречко. «Союз-17» состыковался с орбитальной станцией «Салют-4» (эта станция была снабжена бортовым компьютером, разработанным на зеленоградском предприятии «Элас»; руководитель Г. Гуськов). Через месяц после выполнения научной программы космонавты вернулись на Землю.

Летчик-космонавт Алексей Александрович Губарев родился в селе Гвардейцы Куйбышевской области. После смерти отца, в 1936 году, семья переехала в Подмосковье в совхоз «Чашниково» под Крюковом. В 1950 году он окончил среднюю школу в Крюкове. Поступил в морское авиационное училище, по окончании которого получил назначение на Дальний Восток. А в 1957 году поступил в Военно-воздушную академию. Закончив учебу, он продолжил службу в авиационных частях. За время службы Губарев провел в воздухе около двух тысяч часов, проявив и знания, и искусство летчика, и хладнокровие, и командирский навык.

Алексей Губарев пришел в отряд космонавтов в начале 1963 года. К своему первому космическому старту он готовился более 10 лет.

В 1975 году установилось тесное сотрудничество НИИМП и завода «Компонент» со Звездным городком и Федерацией космонавтики по программе «Интеркосмос». По этой программе с 1975 по 1982 год лаборатория под руководством Билля Викторовича Бурдыкина разрабатывала сувенирные знаки, которые брали с собой в международные полеты советские космонавты.

Первые сувенирные знаки и медаль были выпущены в 1975 году к первому экспериментальному международному космическому полету. Тогда полетели советский корабль «Союз» и американский «Аполлон» (экипажи: А. Леонов, В. Кубасов, Т. Стаффорд, Д. Слейтон, В. Бранд). Рабочий эскиз по штампу Бурдыкина гравировал Валерий Кузьмин.

Эти знаки есть теперь в музеях космоса 11 стран мира, космонавты которых участвовали в совместных космических полетах.

Космическую тему Билль Бурдыкин (выпускник «Строгановки») начинал в 1961 году, когда им было выполнено клише для бортового журнала космического корабля «Восток». С бортжурналом, изготовленным по этому клише, и полетел в космос Юрий Гагарин 12 апреля 1961 года.

Вспоминает Билль Бурдыкин («Крюковские ведомости», № 4, 14 апреля 2001 г.): «У нас на предприятии зачинателем выпуска значков был Виктор Педченко. Сначала значки делали крашеные, они выгорали на солнце.

С приходом технолога Валентины Бахтияровой мы стали изготовлять знаки напылением на ситалловую подложку. Родилась-то эта технология на «Ангстреме». Первый значок «Ильич» размером 9х9 сделали Валентин Архипов, фотограф высокой квалификации Антонина Триусова, художники Борис Заломов и Анатолий Малый, конструктор Римма Яркина, художник по эмалям Ирина Окладнова и многие другие».

Дом под названием «Флейта»

7 ноября 1975 года газета «Правда» опубликовала сообщение о присуждении Государственной премии СССР 1975 года группе архитекторов и строителей Зеленограда. Они проявили особое композиционное умение отлично сочетать архитектуру — искусственную «природу» — с природой естественной, художественно вписывать индивидуальные решения в типовой фон строительства. Лауреатами премии стали И. А. Покровский, А. Б. Болдов, А. В. Климочкин, Д. П. Лисичкин, Ф. А. Новиков, Г. Е. Саевич, Ю. А. Свердловский, Б. М. Зарош, Ю. И. Попов, С. Т. Дементьев, Ю. И. Келарев, Б. М. Кириллов.

Среди жилых зданий Зеленограда выделяется своеобразный дом «Флейта» (корпус 360), получивший название благодаря четкому ритму торчащих над протяженным объемом дома выступов лестничных клеток, которые напоминают клапаны флейты. В этом доме небольшие квартиры для молодежи и малосемейных.

Приведем отрывок из интервью главного архитектора Игоря Покровского (из архива М. Алферовой, 1998 г.): «Как строится город? Прежде всего, территориальное зонирование, изучение биографии местности… Одновременно функциональное зонирование: где жилые районы сделать, где промышленные. Продумываешь коммунальные и транспортные связи. Должна быть нарисована карта. Затем уже стройка. Нам выбирать не приходилось. Индивидуальный дом построили только один — «Флейту». Он был в концепции городского центра. Если бы центр был построен со всеми задуманными мостами, подземными гаражами, гостиницей, бассейном и всем прочим, то и «Флейта» еще больше проявилась бы. Хотя и сейчас, когда смотришь на панораму города, фасад «Флейты» работает… Проект был очень интересным, он даже во многие зарубежные учебники вошел.

— Кто проектировал «Флейту»?

— Феликс Новиков, Григорий Саевич. Я тоже принимал участие (кроме троих упомянутых архитекторов автором «Флейты» является также инженер Юрий Ионов — И.Б.).

— Название придумали сами проектировщики или жители

— История анекдотическая. Феликс — мужик остроумный. Поскольку дом висит в воздухе, поскольку сверху клапаны, а флейта романтический многозначный предмет, то во всех штампах и чертежах он стал писать «дом-флейта». Это перешло к строителям, а от них — горожанам. Был у нас и «трамвай» — корпус «Элиона» — длинный, идущий со стороны монумента».

Руководство города ориентируется на Олимпиаду-80

Международный олимпийский комитет (МОК) решил проводить Всемирные Олимпийские игры 1980 года в Москве.

В связи с этим у зеленоградского руководства возникли радужные планы участия нашего города в подготовке к Олимпиаде. Об этих планах пишет председатель Зеленоградского горсовета Борис Михайлович Кириллов в статье «Приглашает Зеленоград» (журнал «Городское хозяйство Москвы», № 9, сентябрь 1975 г.): «Зеленоградский районный комитет партии и исполнительный комитет горсовета предлагают использовать имеющиеся спортивные сооружения, а также те, что предусмотрены строительством в 1975-1979 гг. в Зеленограде для подготовки команд олимпийской сборной по отдельным видам спорта. Какие основания имеются для этого?

Когда разрабатывался генеральный план Зеленограда, архитекторы учли социальную особенность вновь рождающегося города — города молодых, характерность рельефа и спланировали застройку так, что в центре ее, на террасах, живописно спускающихся к реке, размещается комплекс спортивных сооружений (этот проект архитекторы Зеленограда во главе с Игорем Покровским разработали еще в 1971 году). Размещается комплекс в двух зонах, разделенных главной городской магистралью. Западная (пространство от лодочной станции до четырех многоэтажек, корп. 445-448. — И. Б.) — зона городских зрелищных мероприятий, а восточная (парк Победы и далее до 7-го микрорайона. — И. Б.) предназначена для учебно-тренировочной работы. Между ними создается партерный парк, который явится продолжением административно-общественного центра (это, видимо, горсовет. — И. Б.). Такое расположение в сочетании с рельефом, природными условиями позволило организовать и трактовать отведенную территорию как спортивный парк городского значения с различными зонами его использования.

Давно готовы проекты, технико-экономические обоснования, рабочие чертежи, многие из них уже воплощены в жизнь, по некоторым ведется строительство, другие ждут своей очереди.

Проект спортивного комплекса включает закрытые сооружения: спортивный корпус с демонстрационным залом и трибуной на 1 тыс. мест, залы для гимнастики, бокса, борьбы, тяжелой атлетики, легкоатлетический манеж с искусственным льдом и с трибунами на 2 тыс. мест, пятидесятиметровый бассейн с восемью дорожками для плавания и прыжков, тоже с трибуной.

Из открытых сооружений запланирована арена для легкой атлетики и футбола, которая может вместить 10 тыс. зрителей. Другая — игровая — предназначена для хоккея и ручного мяча; она рассчитана на 1500 зрительных мест. В комплекс включены также тренировочная легкоатлетическая площадка, два футбольных поля и площадки для спортивных игр…

Преимущества, имеющиеся в Зеленограде, а также та большая экономия средств и времени, которая может быть получена в связи с тем, что вся документация на спортивные объекты уже разработана, и строительство может быть начато сразу же после принятия положительного решения — все это говорит за то, что оргкомитет по подготовке сборной команды страны должен включить наш город в число объектов, на которых наши спортсмены начнут упорную борьбу на подступах к Олимпийским играм 1980 г.».

Замысел был неплох и имел серьезное обоснование. Но оргкомитет не поддержал это предложение зеленоградской администрации, т. к. после отказа США и некоторых других западных стран участвовать в Олимпийских играх 1980 года в Москве возник избыток спортивных баз для тренировок.

Ритм города — 75

В 1975 году в МИЭТе была создана Отраслевая лаборатория вычислительных средств и систем управления Министерства оборонной промышленности.

Эта лаборатория приобрела самостоятельность, выделившись из Объединенной лаборатории МВТУ и МИЭТа. Первым главным конструктором Отраслевой лаборатории стал один из родоначальников вычислительной техники военного применения ректор МИЭТа Леонид Николаевич Преснухин; позднее его сменил Вячеслав Александрович Бархоткин. Сейчас он — доктор технических наук, профессор, заведующий кафедрой МИЭТа, действительный член Международной академии информатизации, советник Российской академии ракетных и артиллерийских наук.

В 1975 году творческий коллектив сотрудников НИИМЭ (9 человек) был удостоен Государственной премии СССР за разработку и внедрение системы автоматизированного проектирования интегральных схем (САПР ИС). Это Е. В. Авдеев, Б. В. Баталов, Г. Г. Казеннов, А. П. Котко, В. А. Неклюдов, Г. И. Стороженко, С. П. Терентьев, Н. И. Щавлев, В. М. Щемелинин.

25 апреля 1975 года исполком Зеленоградского Совета депутатов трудящихся принял решение № 15, в котором говорилось:

«1. Перевести историко-краеведческий музей в новое помещение.

2. Просить руководство проектной мастерской № 3, НИИТМ, РСУ, КВС, НИИТТ, НИИМВ, КБИВИС, НИИМЭ, завода «Микрон», НИИМП, Горвоенкомат, Совет ветеранов войны оказать шефскую помощь в проведении необходимых работ по открытию музея».

Первому директору музея Анне Александровне Уманской стоило больших усилий добиться принятия этого решения. Музей тогда располагался в трехкомнатной квартире; все комнаты были забиты музейными экспонатами.

Вспоминает А. А. Уманская: «Продолжительное время в музее не было телефона, и приходилось порой звонить по телефону-автомату. Хорошо, что у меня была машина, и я привлекала мужа для поездок к знаменитым людям с целью комплектования музейного собрания. Так мы побывали в семьях Г. К. Жукова, М. Е. Катукова, Л. М. Доватора, Д. Ф. Алексеева, М. П. Чечневой и др. Музейных предметов накапливалось все больше и больше. Примитивные шкафы, витрины не могли разместить ценнейшие экспонаты — личные вещи, награды командиров дивизий, сражавшихся на нашем рубеже. Возникли проблемы с сохранностью всего того, что поступало. И что удивительно — люди верили в будущее музея, поэтому доверяли на хранение свои вещи.

Два раза в неделю я проводила экскурсии в музее для зеленоградцев и жителей других городов. Этому способствовали работники экскурсионного бюро, которое располагалось рядом с музеем.

Месяц за месяцем музейных предметов становилось все больше и больше. И я поставила перед РК КПСС и исполкомом вопрос о выделении помещения, где можно было бы оформить экспозицию об историческом прошлом и настоящем района. Однако это шло с большим трудом, так как нужно было не только найти помещение, но и провести ремонт, изготовить витрины, шкафы, стеллажи, а также найти художника, разбирающегося в музейных делах, провести сигнализацию и, конечно же, решить вопрос о штатах, ибо одному человеку не под силу быть директором, хранителем, экскурсоводом и уборщиком.

Время шло, и решение вопроса все откладывалось, пока не пришлось воспользоваться «телефонным правом». После телефонного звонка меня пригласил на беседу Лев Николаевич Ливинцев (в 1971-1978 гг. — первый секретарь Зеленоградского РК КПСС), выслушал мои предложения и обещал решить все вопросы».

Тогда-то и было принято вышеупомянутое решение № 15. Помещение музею предоставили по улице Гоголя, дом 11в. На ремонт, подготовку залов ушло 3 года.

В молодежном журнале «Смена» (август 1975 г.) в рубрике «Новое имя» были опубликованы стихи молодого зеленоградского поэта Олега Беликова. Вот строки из его стихотворения «Уроки мужества»:

Звенят напряженные строки

Со сталью клинков наравне —

Читают стихи на уроке.

Читают стихи о войне.

В них дней беспримерных приметы,

Дороги и судьбы в огне…

Сердцами и кровью поэтов

Писались стихи о войне.

Стихи сорок первого года,

Стихи о победной весне…

Как память, как подвиг народа,

Бессмертны стихи о войне.

В предисловии к поэтической рубрике поэт Владимир Цыбин сказал о стихах Олега Беликова, что «…они молоды по своему настроению, по какой-то особой категоричности, пронизаны запальчивым волнением. В них уравнен опыт сердца с опытом жизни».

В 1969-1972 гг. О. Беликов был первым секретарем Зеленоградского РК ВЛКСМ, затем работал секретарем исполкома Зеленоградского горсовета, заместителем председателя Комитета по культуре Москвы.

В сентябре 1975 года в Зеленограде был образован Клуб любителей футбола. Идея создания клуба принадлежала четырем футбольным «мушкетерам». Это Юрий Жиленко — первый президент клуба, Алексей Гораевский (сейчас живет в Киеве), Анатолий Смирнов (сейчас префект Зеленограда), капитан команды «Метеор»; Владимир Михайлов.

Вспоминает Анатолий Смирнов: «Мы учились в МИЭТе на одном курсе. Пять групп, и все постоянно соревновались. Устраивали турниры и первенства по баскетболу, волейболу; нас всех заводил Юрий Жиленко. Он был организатором и инициатором большинства спортивных мероприятий в институте.

Постепенно на первый план вышел футбол. Где мы только не тренировались и не играли! На площадках школ № 609 и 804, в «коробках» возле корпусов 360 и 403. Обнаружили еще одно поле — у здания вечерней школы.

Однажды сын Юры Жиленко сообщил нам о существовании пустующего подвала. Мы его осмотрели и решили освоить. Никого не спрашивали, никаких разрешений, бумаг.

Все свое свободное время отдавали обустройству подвала. И в каникулы работали здесь, а позже — в отпусках по целому месяцу. Уже будучи выпускниками МИЭТа, договорились: если останемся в Зеленограде, будем по воскресеньям играть в футбол. Вот и играем до сих пор!

На протяжении всего существования клуба нам активно содействовало руководство завода «Компонент». Он и сегодня является нашим спонсором.

А самые первые деньги на наш счет, когда клуб был уже официально зарегистрирован, перевел «Ангстрем» (цитата из газеты «41», 12 сентября 2000 г.).

Игорь Быстров

На фото: Летчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза Алексей Александрович Губарев

К НАЧАЛУ СТРАНИЦЫ