Образ здоровья
ИСТОРИЯ ИСТОРИЯ ЗЕЛЕНОГРАДА. Краткий курс 1967 год - От бытовых приборов до военной приемки
08.02.2013     3368    0

ИСТОРИЯ ЗЕЛЕНОГРАДА. Краткий курс 1967 год - От бытовых приборов до военной приемки



12 января 1967 г. вышел приказ № 35 министра электронной промышленности СССР А. И. Шокина: «Во исполнение Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 23 июля 1966 г. приказываю: организовать с 1 февраля 1967 г. при НИИ молекулярной электроники завод интегральных схем и присвоить ему наименование «Микрон». Таким образом, 1 февраля 1967 г. — день рождения «Микрона».

Завод строился долго: фундамент был заложен 27 сентября 1963 г., в 1969 г. была дана под монтаж секция № 4 завода, а в 1971 г. — еще четыре секции. Административно-лабораторный корпус«Микрона» был сдан в эксплуатацию лишь в 1980 г.

Образование завода «Микрон» как производственной базы при НИИМЭ было следствием общей линии МЭП на интеграцию науки и техники, необходимую в связи с начавшейся научно-технической революцией.

Успехи в производстве интегральных схем позволили приступить к производству первых законченных приборов как военного, так и общего назначения.

Вспоминает первый директор НИИМП И. Букреев: «Нашей сенсацией (после которой о НИИМП уже заговорили на всех уровнях) стала «Сирена» — система предупреждения летчика об облучении самолета станциями прицеливания. Ее старый прототип весил около 100 кг. Взялись мы эту систему миниатюризировать, и наша «Сирена» стала весить 7 кг. Ее сразу взяли на вооружение, и она, по-моему, используется до сих пор. Хочется вспомнить самых первых наших разработчиков: это Дораганов (автор «Микро»), Лаврищев, Владимиров, Оганезов, Гаряинов, Ливинцев (будущий секретарь РК КПСС). Замечательный технолог Р. Костанян, специалисты по СВЧ-технике Воробьева и Егоров.

В эти годы у нас появился молодой специалист Володя Шимко, который быстро стал очень популярным человеком в НИИ, и через короткое время его выдвинули в секретари парткома. В дальнейшем он стал министром радиоэлектронной промышленности СССР» (материал из газеты «Зеленоград сегодня» № 15 (72) от 17 апреля 1997 г.).

Разработка бытовых приборов началась в НИИТМ — «Элион».
Приведем отрывок из воспоминаний Александра Федоровича Захарова (в 1978-1982 гг. — первый секретарь Зеленоградского райкома КПСС, а ранее, с 1965 г., — инженер НИИ точного машиностроения): «Вскоре, в 1966 г., началась эпопея увлечения производством товаров народного потребления, и я стал одним из первых в МЭПе начлабом по разработке изделий сложной бытовой техники.
Начали мы с карманного диктофона, телефонного автоответчика и стереофонического катушечного магнитофона. Работы эти велись под личным контролем министра А. Шокина, с которым мне довелось часто общаться. Когда появились первые опытные образцы, я года полтора-два постоянно сидел в его приемной в ожидании очередной поездки с целью демонстрации этих аппаратов в «верхах»… (газета «Зеленоград сегодня», № 35 (92) от 21 августа 1997 г.).
В НИИТТ с заводом «Ангстрем» также велись подобного рода разработки.
«К 50-летию Великой Октябрьской социалистической революции (в 1967 г.) был разработан переносной миниатюрный кардиограф с автономным питанием, который эксплуатировался в нескольких поликлиниках, в том числе в Институте им. Склифосовского (в отделении скорой помощи). На Выставке достижений народного хозяйства СССР (ВДНХ) он был отмечен золотой медалью. Министром здравоохранения было отдано распоряжение о внедрении кардиографа в серийное производство» (из воспоминаний первого директора НИИТТ В. Сергеева).
Все же, начиная с 1967 г., в Зеленограде стали выпускать в основном приборы и устройства военного и космического назначения. Поэтому было решено создать в Министерстве обороны отдел микроэлектроники, а в зеленоградском Научном центре — военную приемку.
Соответствующий отдел в Минобороны возглавил генерал Павел Иванович Сугробов, а военную приемку в Зеленограде — Константин Владимирович Яковлевский. До этого военная приемка была только в НИИМЭ — «Микроне» у К. Валиева.
Независимое положение военного представителя, его особая требовательность и широкий кругозор позволяют ему (военпреду) иметь сравнительно объективное мнение о тенденциях развития и проблемах отрасли, в которой он работает. Поэтому так интересны воспоминания К. В. Яковлевского (см. газету «Зеленоград сегодня» № 23 (80) от 13 июня 1997 г. и № 24 (81) от 19 июня 1997 г.): «Военпред похож на дипломата. Он —представитель, посол Минобороны на предприятиях другого ведомства. Но посол с контрольными функциями, с большими правами, и тут надо было уметь себя вести, а не только говорить: нет, нет и еще раз нет. Я знаю, многие считали военпредов буквоедами и садистами… Я ни на кого из руководителей не могу пожаловаться, со всеми было взаимопонимание… В результате за все 12 лет моей работы военпредом в НЦ ни одного отказа в технике с нашей приемкой не произошло!
Ну а задачу военной приемки, можно оценивать так: добиться, чтобы микросхемы при климатических, ударных и т.п. нагрузках, иногда даже в условиях ядерной войны — работали.
…Трудностью было то, что на партийном учете военпреды стояли не в Минобороны, а в парторганизациях Зеленограда — это давало руководству НЦ возможность влиять на наши решения, был я как бы между двух огней. Останавливаю приемку — падают показатели, срывается соцсоревнование, а ведь все обязательства Зеленограда входят в обязательства МЭП, за которые Шокин на Политбюро (главный орган Коммунистической партии. — И. Б.) отчитывался.
…Директора бросались в МЭП, кричали:«Спасите!..» (Часто эти непринятые изделия грузились на склад, и их засчитывали в план; нередко они шли в бытовую электронику. — И. Б.)
… Всякое было, но, конечно, в военную технику они не попадали. Иногда их использовали для целей, абсолютно далеких от микроэлектроники — на сувениры, может быть, а то и просто списывали.

Почему нам приходилось иногда прекращать приемку? Как правило, все отказы у изделий были связаны с ошибками в техпроцессе. А однажды на «Ангстреме» был вообще уникальный случай: вдруг начали «плыть» со временем параметры толстопленочных схем. Копались мы долго, и что же выяснили? Девочки, сидящие в цеху на контроле, если пленочные резисторы были завышенного номинала, просто чиркали по ним карандашом. А графит — он же проводящий, и сопротивление уменьшалось. «Повышали», так сказать, процент выхода годных. Конечно, тот графит быстро отлетал, и параметры начинали «уходить».

Качеству, на первый взгляд, уделялось на заводах большое внимание: были введены службы качества, должности зам. директора по качеству, но на деле на первом месте всегда был план, который существовал как бы отдельно от качества…

Предлагали мы давать Ленинские премии и звание Героя Соцтруда только за изделия, конкурентоспособные на мировом уровне. Писали даже проекты новых стандартов. Все это была в каком-то смысле наивность. Наши предложения подводили мину под всю идею социалистического хозяйствования. Ведь главное для любого руководителя: за что будут ругать в первую очередь? Конечно, за срыв плана или соцобязательства, скажем, к празднику Октябрьской революции. А за низкое качество? Ну ладно, скажут, ты уж подтянись по мере возможности, и все.

…Вспоминаю руководителей, много сделавших для обеспечения поставок надежной военной техники: директора НИИМЭ академика К. Валиева, директора НИИТТ— «Ангстрем» В. Сергеева. Очень большое дело сделал А. Малинин. Даже когда у него не было на предприятии военной приемки, он просил ее организовать. Это, говорит, здорово мобилизует людей. Малинин одним из первых получил на свою продукцию патенты за рубежом, вышел на международную арену».

Настало время охранять государственные (в основном тогда — военные и космические) тайны Зеленограда, и в Зеленограде 27 октября 1967 г. был создан отдел управления КГБ (Комитета государственной безопасности).

До этого с самого начала строительства территория города была прикреплена к Химкинскому городскому отделу КГБ. Первым начальником Зеленоградского райотдела КГБ в 1967-1970 гг. был Анатолий Иванович Добрынин. Подразделение насчитывало 5 штатных сотрудников и располагалось в трехкомнатной квартире на третьем этаже корп. 101.

Тогда же, в 1967 г., в районе Южной промышленной зоны Зеленограда началось строительство основного комплекса зданий МИЭТа. Проект выполняла мастерская «Моспроект-2» под руководством главного архитектора Зеленограда Игоря Покровского.
В 1967 г. в МИЭТе были организованы первые факультеты: микроприборов и технической кибернетики (МПиТК), физико-технический (ФТ), физико-химический и электронного машиностроения (ФХиЭМ), несколько позже разделившийся на физико-химический (ФХ) и электронного машиностроения (ЭМ) факультеты. Был открыт вечерний факультет, первыми студентами которого стали рабочие и мастера предприятий Зеленограда.
Совместным приказом Министерств обороны и высшего образования в МИЭТе была открыта военная кафедра.

Игорь Быстров

На фото: строительство МИЭТ; Минист радиопромышленности СССР В.И. Шимко (1938 – 1998)

К НАЧАЛУ СТРАНИЦЫ