Образ здоровья
СОБЫТИЯ Андрей Залегин: «Киберпреступность не знает границ»  А.Е. Залегин, прокурор Зеленограда. Фото ©МK "Зеленоград сегодня"
24.05.2018     9914    0

Андрей Залегин: «Киберпреступность не знает границ»

В прямом эфире радио «Зеленоград сегодня» состоялась очередная встреча с прокурором Зеленограда Андреем Залегиным. В разговоре обсуждали статистику преступлениям, проблемы краж, оборота наркотиков, киберпреступлений. Коснулись темы жалоб на полицию и прокуратуру, обсудили экономические санкции.

— По каким позициям в вашей деятельности стало лучше в сравнении с 2017 годом?
Итоги 2017 года мы подводили ранее, поэтому имеет смысл обсуждать первый квартал 2018. Завершился он благополучно, с большими или меньшими успехами по разным направлениям деятельности. Это работа не только прокуратуры, прежде всего полиции, следственного комитета, это сотни рук зеленоградского правоохранительного блока. Есть причины для выводов об улучшении криминогенной обстановки, но есть и беспокоящие моменты. Показательнее будут выводы о полугодии. Статистика — вещь лукавая. Закон больших цифр никем не отменен, поэтому надо подождать более длительный промежуток времени. Тем не менее сейчас уже можно сказать по первому кварталу, что снизилось количество краж в округе. Не имею в виду громкие кражи, связанные с квартирами, вообще в целом всех краж стало меньше на 25-30%.

Беспокоит подросшее количество грабежей и разбоев. На мой взгляд, основным критерием безопасности проживания в Зеленограде является возможность спокойно ходить по улицам. Грабежи — это те преступления, которые заставляют оглядываться и думать, стоит ли идти этой тропинкой, через дворик, где фонарик не горит, или обойти стороной, пусть это получится дольше по времени и расстоянию. Уделим этой проблеме внимание. Такие преступления могут закончиться не только отъемом имущества, но и причинением вреда здоровью. Жертвой может стать любой, не обязательно дети, женщины или пенсионеры, может любой здоровый мужик, прошу прощения за обывательский термин, получить удар в затылок бутылкой или кирпичом и стать жертвой грабителя. Этот момент тревожит. Будьте бдительны.

— В чем разница между кражей и грабежом?
— Кража — тайное хищение чужого имущества, не связанное с контактом преступника и потерпевшего. Грабеж — это открытое хищение чужого имущества, например вырывание из рук, срывание с плеча, выдирание из кармана. Грабеж может быть обычным, а может быть с применением насилия — удар, пинок, выкручивание рук. Если насилие представляет опасность для жизни или здоровья, то это уже разбой. Это самое серьезное преступление из смежных хищений, поскольку разбой может принести тяжкий вред здоровью — удар каким-то предметом и использование ножей. Они наиболее дерзкие, опасные и по последствиям непредсказуемы, вплоть до гибели потерпевшего. Поэтому иногда лучше убежать, чем геройствовать. У специалистов по уличным дракам есть золотое правило: «Если есть возможность избежать конфликта, даже путем бегства, этим надо воспользоваться, не искушать судьбу». Естественно, это правило не касается защиты близких, тут уже некуда деваться.

И по наркотикам хочется сказать. Преступления по наркотикам — это та тема, которая неоднократно обсуждалась, она постоянно в поле зрения и прокуратуры, и полиции, которые на первом рубеже в борьбе с этим злом. По наркотикам меньше зарегистрировано преступлений в первом квартале, но повторюсь, что эти цифры могут измениться по итогам полугодия, надо смотреть динамику. Пользуясь случаем, что, возможно, нас слышат неравнодушные люди, я в очередной раз призываю сообщать. Если вдруг вы располагаете информацией, что в квартире, в подъезде, у знакомых имеет место немедицинское употребление наркотиков, все понимают, о чем я говорю, этой информацией можно поделиться на анонимных условиях. Можно поделиться с органами внутренних дел или с прокуратурой. Мы организовываем мероприятия, чтобы проверить такие сведения, и принимаем меры по наведению порядка. Это наше общее дело, наркотики — зло, с которым можно бороться только сообща. Одними карательными мерами мы проблему наркотиков никогда не решим, это проблема общественная, она давно вышла за рамки только оперативных мероприятий. Я скажу, что очень неплохо в Зеленоградском округе налажена работа полиции в этой сфере. Им есть чем похвастаться, проводились крупные задержания, и разработаны серьезные группы, их деятельность пресечена. Сейчас я говорю не только о первом квартале текущего года, это длительная, кропотливая, трудоемкая работа. Неблагодарная работа, может закончиться ничем, ее делают, конечно, допускаются ошибки и просчеты, но сам факт поступательного движения очевиден.

— Вы сейчас подводите итоги за первый квартал. Вы сверяете показатели с предыдущим кварталом прошлого года или с первым кварталом прошлого года?
— Каждый отчетный период имеет свою специфику. Например, в конце года максимально избавляются от остатков дел, интенсивность работы и показатели по отдельным направлениям в этот период могут увеличиться. В первом квартале это уже не так значимо, темп другой. Поэтому мы сравниваем с аналогичным периодом прошлого года.

— Вы сказали, что у вас эффективно работают сотрудники, а возникают ли проблемы с нарушением закона самими представителями правоохранительных органов?
— Смотря что иметь в виду под нарушениями. Если иметь в виду процессуальные нарушения, связанные с неполнотой, недостаточно качественной работой по материалам проверок и по уголовным делам, то, безусловно, такие нарушения есть. Они системны, связаны со многими факторами, с человеческим и с валом работы, с бесконечными задачами, которые ставятся. Например, выборы — серьезное общероссийское мероприятие, полиция обязана обеспечить безопасность, но те, кто в этой кухне варятся, они понимают, какими усилиями это делается. Люди на сутки-двое выпадают из работы, а за них их дела, материалы никто не будет рассматривать и разбирать. Так одно за другое цепляется, такие нарушения были, есть и, наверное, будут. Наша задача совместная, чтобы их было меньше. Исключить их невозможно. Что касается нарушений более серьезного характера, связанных с уголовно наказуемыми деяниями, к работе полиции таких вопросов не было в этом периоде.

— Допустим, кому-то не понравилась работа полиции (сейчас не говорим, обоснованно или нет). К вам часто приходят с такими заявлениями? Как вы реагируете?
— Да, такие случаи не единичны, вариантов реагирования несколько. Часто играет роль субъективный фактор восприятия ситуации. Бывает, что человек написал заявление о том, как он расценивает ситуацию, как произошло событие, пишет, что, на его взгляд, все виновные должны сесть в тюрьму. Иной раз невозможно объяснить, что за это посадить нельзя, поскольку не предусмотрено такой ответственности. Человек начинает возмущаться, жаловаться на полицию, потом и на прокуратуру. Это часть нашей работы, мы стараемся философски к этому относиться. Безусловно, есть и объективные жалобы граждан на плохую работу полиции и прокуратуры. Разумеется, мы с ними разбираемся своими силами, если есть надобность, подключаем инспекцию по личному составу управления внутренних дел. Если что-то совсем серьезное, подключаем службу собственной безопасности. Но опять же, далеко не всегда факты противоправных действий имеют под собой основу, часто это связано с недостатком грамотности, с нехваткой времени. Когда дело в нежелании работать, включают рычаги руководители органов внутренних дел по округу, по нашему представлению мы требуем рассмотрения вопросов об ответственности виновных лиц. Их привлекают к дисциплинарной ответственности, наказывают материально, объявляют взыскания. Это рутинный процесс, но такие меры дают определенный заряд бодрости нерадивым сотрудникам.

— Как часто вы выделяете время для приема жителей? За период с 1 января по сегодняшний день какое количество заявлений поступило лично вам или в ваше подразделение?
— Прием в прокуратуре ведется ежедневно с понедельника по пятницу. Суббота, воскресенье — выходные. Когда значимые события, такие как выборы, мы и в эти дни организовываем прием. Слава богу, в Зеленограде, как в Багдаде, все спокойно, никто не обращался в этот день.
В будни прием ведется с 9.00 до 18.00, перерыв на обед с 13.00 до 13.45. В пятницу работаем до 16.45. Мой личный день — понедельник. Каждый понедельник я веду прием, всего на личном приеме и работниками прокуратуры за этот период принято порядка 450 граждан, лично мною около 150.

— Вы можете позволить себе на приеме эмоции и личное, субъективное мнение?
— Мы обязаны вести себя корректно, эмоции сдерживать. По-разному бывает, иногда и провоцируют откровенно, пытаются вывести из себя. Бывает, совершают такие действия, что приходится вызывать наряд полиции, чтобы человека доставили куда положено за неподобающее поведение в общественном месте.

— Вы сами, своими силами можете его утихомирить? Вызывать наряд полиции обязательно?
— Утихомирить можно, но это не в рамках правового урегулирования. Применять физическую силу прокурорскому работнику в отношении кого бы то ни было неправильно, только в целях защиты жизни и здоровья своей или находящихся рядом лиц. Есть понятие необходимой обороны, оно распространяется на всех — и на прокуроров. Что же касается проявления силы с точки зрения конкретной ситуации, когда человек хамит, грубит, ведет себя вызывающе, хулиганит в общественном месте, это должно быть пресечено в рамках действующего законодательства. Есть административная ответственность. Полномочия по составлению протоколов по этой статье предоставлены полиции, поэтому она и должна заниматься своим делом, прокурор не может составить протокол в отношении физического лица, у нас таких полномочий нет.

— Как и обычные жители Зеленограда, действуете через полицию?
— Да, такое было всего два раза за шесть лет. Обычно люди нормально себя ведут, это редкие случаи. Даже когда выражают недовольство, критически оценивают нашу работу — это их право, из-за этого гнать в шею неправильно. Мы не ангелы, мы тоже можем быть неправы, человек имеет право на свое мнение. Он так оценивает результаты, мы по-другому. Сколько людей, столько и мнений.

— Экономическая ситуация сегодня напряженная. В последние дни Америка ввела новые санкции. Как это отражается на обстановке в Зеленограде?
— Мне сложно детально обсуждать этот вопрос, поскольку немного не наша специфика. Могу сказать одно, что сам по себе Зеленоград как город, как округ не является экономическим центром России, Москва является, а Зеленоград выпадает из этой обоймы. Не могу сказать, что здесь вообще нет экономики, но в сравнении с большими нашими округами это небо и земля. В то же время понятно, что всеобщие российские проблемы присущи Зеленограду и они так же больно бьют по платежеспособности организаций. Есть желающие погреть руки над угольками, которые постоянно раздувают недобросовестные предприниматели и руководители, все это есть, ими занимаются сотрудники отдела экономической безопасности и противодействия коррупции. Но я не могу сказать, что у нас произошел всплеск по линии налоговых, экономических преступлений. Они совершаются, выявляются, но нет повода проводить параллели с санкциями. На мой взгляд, есть однозначно положительный эффект от санкций, это мое мнение, может, я не прав, мои представления о радиоэлектронике обывательские. Предприятия Зеленограда специализируются на микроэлектронике. Санкции отрезали нас от общемировой электроники, чем это не повод для развития своей элементной базы в микроэлектронике? Будем объективны, мы отстали за те годы, которые сейчас принято называть «лихие 90-е», упущены не годы, а десятилетия, с учетом темпа развития этой отрасли.

— Мы можем восстановиться и пойти вперед?
— Да, это непросто, но процесс запущен, и, надеюсь, он будет необратим. Поэтому я к санкциям двояко отношусь. Мне они не вредят.

— Ваша задача работать с людьми?
— Да.

— Сейчас большое внимание уделяется киберпреступности в мире. Насколько остро в Зеленограде стоит этот вопрос?
— Киберпреступность не знает границ. Проблема есть, очень серьезная, потому что нет эффективных методов борьбы с талантливыми киберпреступниками, которые в совершенстве владеют знаниями, умением на таком уровне, что иногда потрясает. Если у нас и есть способы борьбы, то в крайне ограниченном объеме. Не только в Зеленограде, но и других московских округах совершаются такие преступления. Они выявляются, возбуждаются уголовные дела. Но пресечь их, спрофилактировать, исключить возможность — это задачи другого порядка.

И, наверное, это задачи не только правоохранительных блоков, но и специализированных организаций. Если речь идет о хищении с банковских счетов, ведь это задача банков — обеспечить безопасность работы их системы? Зачастую сами граждане становятся жертвами преступников по собственной недальновидности, доверчивости, безалаберности.

Например, сайт «Авито», все его знают. Звонит человеку покупатель, по объявлению, говорит, что его заинтересовал товар, просит номер карты для оплаты. Продавец дает и номер карты, и трехзначный код с обратной стороны карты. Потом продавец пишет заявление в полицию, что с его карты списали все деньги. Конечно, списали. Просто удивляет, что взрослые люди, активные, работающие, не знают элементарных правил безопасности. Нельзя никому давать этих сведений.

Бывают похитрее ситуации, механизмов много, это тема для отдельного разговора. Недавно прошла очередная волна. Допустим, некто Николай разместил объявление, что продает лыжи. На телефон он получает сообщение, что покупателя интересует обмен, и прикреплена ссылка. Он проходит по ссылке посмотреть, что же ему предлагают на обмен. А телефон привязан к карте. Не знаю, как они это делают, но после открытия ссылки снимаются деньги с карты. Талантливые преступники. Если вы даете телефон в рекламном объявлении, он не должен быть привязан к карте. У меня тоже есть телефон, привязанный к банковской карте, так у меня на нем даже нет выхода в Интернет. От греха подальше, насмотрелся, совершаются сотни таких преступлений по Москве, а по России десятки тысяч. Будьте бдительны.

Подготовила Ольга Васильева
Новости
К НАЧАЛУ СТРАНИЦЫ