Образ здоровья
ИСТОРИЯ ИСТОРИЯ ЗЕЛЕНОГРАДА. КРАТКИЙ КУРС.  1961 год  На фото: Строительство 1-го микрорайона Зеленограда. Корпус 125, 1961г.
26.11.2012     5249    0

ИСТОРИЯ ЗЕЛЕНОГРАДА. КРАТКИЙ КУРС. 1961 год

Быстрая стройка и первые проблемы

Стройка началась летом 1961 года. Все было вымерено: путе-, водо-, каналопроводы. Очерчены контуры будущих домов в 1-м микрорайоне и в Западной промышленной зоне, идет планировка в 2-м микрорайоне.

Летом и осенью 1961 года на стройку нового города пришли демобилизованные ребята, а также выпускники строительных училищ из Москвы, поселков Одинцово, Сетунь, Перово Поле… Молодые строители — маляры, штукатуры, плиточники, сантехники, плотники и, конечно, главный отряд — каменщики.

6 июня 1961 года прибыл выпуск строительного училища № 7 г. Москвы, 4 группы — 250 шестнадцати- и семнадцатилетних юношей и девушек.

Их временно поселили в только что отстроенных так называемых школах у столовой «Березка» — в школе рабочей молодежи, школе металлистов и школе швейников.

Приведем воспоминания о тех годах В. Саваренкова: «В 1961-м я окончил ремесленное училище № 5, что находилось на ст. НАТИ, по профессии «столяр» и был направлен по распределению на работу в строящийся город-спутник. С декабря 1961 года начал работать на стройке. Возил нас на работу со ст. Крюково служебный автобус по еще проселочной дороге через деревню и лес. Приезжали мы на большую открытую площадку, где начинали строиться первые пятиэтажки 1-го микрорайона. Вдоль них одновременно строилась центральная дорога.

Особенно запомнился мне березовый лес, росший рядом со строящимся домом. Строители относились к нему бережно и старались вырубать как можно меньше деревьев. Очень хотелось сохранить эту красоту!

Бригады строителей формировались по профессиям (сейчас они комплексные). Двери, коробки в строящийся дом таскали на себе — хотелось сделать побыстрей.

В то время стройка города-спутника была объявлена ударной всесоюзной комсомольской стройкой. Представители всех национальностей трудились здесь. Не было ни драк, ни претензий друг к другу. Работали дружно и весело. Почти год я проработал на строительстве жилых домов 1-го микрорайона. За этот год здесь выросло много пятиэтажек.

Любой город начинается с дороги. В то время центральная (и единственная) улица проходила вдоль 1-го микрорайона, а по другую сторону дороги, где сейчас 2-й микрорайон, был лес. Вот так начинал строиться Зеленоград».

Первые строительные организации — МУ-3, СУ-111, СУ-95 — в то время входили в домостроительный комбинат № 1 Главмосстроя (ДСК-1).

Все строители — сплошь! — молодежь. Для них устраивали после работы разные культурно-массовые мероприятия, но молодежь предпочитала танцы: в бывшем клубе летчиков, в Крюкове, позже — на своей танцплощадке в лесу, между 1-м и 5-м микрорайонами (позже там иногда играли шахматисты).

В 1961 году в результате объединения бетонно-растворного и кирпичного заводов возник завод железобетонных изделий (ЖБИ-25).

В конце 1960 года исполком Моссовета принял решение, в котором говорилось: «С января 1961 года в новом городе в районе станции Крюково организовать дирекции станции аэрации, канализационной насосной станции и участка канализационной сети треста «Мосочиствод» Управления водопроводно-канализационного хозяйства».

Директором вновь созданного предприятия был назначен Борис Константинович Михайлов. Он с 1938 года работал в системе «Мосочиствод». В 1941-1945 гг. воевал в рядах Красной армии, войну закончил старшим лейтенантом. В 1946 году вернулся на старое место работы.

Поначалу дирекция ютилась в строительном вагончике, работали по 10-12 часов в сутки. В 1965 году дирекция была переименована в Комплекс канализационных сооружений, а Б. К. Михайлов назначен его начальником.

15 мая 1961 года только что назначенный на должность главного инженера молодой Иосиф Ильич Глуховский принял в эксплуатацию первый водопроводный узел Зеленограда.

Первым зеленоградским хирургом стал в 1961 году Лев Николаевич Голубев. В 1977-1979 гг. он был врачом в Антарктиде, на южнополярных станциях — Молодежной и Новониколаевской. О его роли в спасении потерпевших крушение пассажиров самолета «Ил-14» на антарктической станции «Молодежная» можно прочитать в электронной библиотеке Интернета (Игорь Зотиков. Очерк «Я искал не птицу киви»). Позже он работал в должности заведующего 3-м хирургическим отделением Зеленоградской горбольницы.

24 мая 1961 года ученица 1 «А» класса средней школы № 54 в Крюкове Люда Скоромникова пишет контрольную работу по русскому языку. Фактически это ее первый экзамен в жизни. Оценка — «пять».

При строительстве возникла первая крупная проблема. Вот как ее описывает в своих воспоминаниях архитектор Александр Болдов: «Строительство финансировалось разными организациями. Предприятия возводились за счет Московского городского совнархоза, а жилье — Мосгорисполкома. Работа с самого начала шла странно. Строительство предприятий отставало, а жилье строили быстрыми темпами. Это создавало диспропорции. Из предприятий начали строить только два цеха шарикоподшипникового завода (нынешний завод «Элион»). Другие работы не велись из-за отсутствия финансирования.

А жилые дома намечались к сдаче уже в 1962 году. Когда дома стали заселять, возникли проблемы. Предполагалось, что в них будут жить рабочие построенных предприятий, но самих предприятий еще не было. Мы, конечно, несли ответственность за все строительство и за эту диспропорцию. Надо было принимать какие-то меры.

Еще в 1961 году мы неоднократно обращались в Московский комитет КПСС и Мосгорсовет, но ответов не последовало. Тогда мы с И. Е. Рожиным направили письмо первому секретарю ЦК КПСС и Председателю Совета Министров СССР Н. С. Хрущеву. Но и на этом уровне решение долгое время не принималось.

В том же году состоялся просмотр проектов градостроительства, на котором присутствовал Н. С. Хрущев. И. Е. Рожин представлял наш проект, который получил одобрение. О волновавших нас диспропорциях он рассказал Н. С. Хрущеву, а тот, в свою очередь, дал указание своим помощникам рассмотреть этот вопрос».

Решение проблемы нашлось в совсем неожиданной плоскости…

Центр микроэлектроники — идея Шокина

17 марта 1961 года Постановлением Совета Министров СССР № 231 на базе ряда НИИ, КБ и заводов оборонной промышленности был создан Государственный комитет по электронной технике (ГКЭТ).

Он выделился из Госкомитета по радиоэлектронике (ГКРЭ) и знаменовал собой организационное оформление новой отрасли — микроэлектроники. Возглавил ГКЭТ в ранге министра Александр Иванович Шокин, бывший до этого первым заместителем министра радиотехнической промышленности СССР (с 9 августа 1955 г.) и первым заместителем председателя ГКРЭ (с 1958 г.).

Замысел А. И. Шокина был грандиозным: предполагалось создать сквозной цикл разработки изделий микроэлектроники, начиная с теоретических основ физико-химических процессов и кончая выпуском интегральных схем и микроприборов на их основе. При этом, конечно, приоритет отдавался оборонной тематике. Словом, некоторое подобие Кремниевой долины в США.

Первые работы по созданию микроэлектронных схем (точнее, интегральных схем — ИС) начались в НИИ-35 (сейчас — НИИ «Пульсар»). В 1960 году здесь был создан первый в СССР технологический участок по проектированию ИС. По этому же направлению в КБ-1 была открыта в 1961 году лаборатория, которую возглавил молодой ученый Станислав Гаряинов. С самого начала было ясно, «…что проблему интегральных схем силами одного «Пульсара» (и КБ-1) не решишь. Надо создавать новые НИИ, привлекать другие отрасли, развивать дополнительные производства. В воздухе буквально носилась идея создания единой научной и производственной базы» (А. Яковлев, «41», № 16, 25.04.2003).

Прежде всего, нужно было убедить высшее руководство страны в целесообразности создания такого центра. Конечно, были уже такие центры — в атомной и космической областях, но доказать Никите Хрущеву и членам Политбюро необходимость такой же территориальной концентрации в области микроэлектроники — это было нелегкой задачей.

А. Васенков: «В «Пульсаре» была подготовлена выставка для членов Политбюро КПСС по проблеме «Электроника». Это был 1961 год. Председатель только что созданного Государственного комитета по электронной технике А. Шокин продемонстрировал в Кремле членам Политбюро возможности полупроводников. Хрущев уважительно покивал головой: мол, дело нужное, занимайтесь. Таким образом, электронная отрасль получила добро для мощного развития на высшем правительственном уровне.

Я хорошо помню, как А. Шокин в «Пульсаре» говорил, что сейчас он ищет место для создания комплекса предприятий — центра микроэлектроники. В качестве «кандидата» рассматривалось несколько мест, в т.ч. Пущино, но президент АН СССР академик М. Келдыш его не отдал. Тут стало известно, что в районе станции Крюково началось строительство совершенно нового города… Руководители общего и оборонного отделов ЦК КПСС посетили новостройку. Им очень понравилось место, где возводился новый город. Они были в районе нынешнего НИИМЭ — а тогда там была красота: лес, белки, свежий воздух… Плюс — близость шоссе, железной дороги, аэропорта».

А. Пивоваров: «Хочу добавить одну деталь. Эту историю никто не знает. В это время разделялось на две части знаменитое КБ-1. И генеральному конструктору противоракетной обороны Г. Кисунько предложили переехать вместе с предприятием в Зеленоград, пообещав исключительные условия. Но он отказался. Аналогичное предложение поступило директору КБ-1 академику А. Расплетину. Он ответил отказом. А Шокин за эту идею ухватился, да так, как это умел делать только он. В итоге он убедил Политбюро в необходимости сосредоточить все предприятия, так или иначе связанные с развитием интегральных схем, в одном месте, а именно в Зеленограде» (высказывания А. Васенкова и А. Пивоварова — из «41», № 16, 25.04.2003).

Итак, Зеленоград достался центру микроэлектроники. Было еще одно осложнение. Дело в том, что строительство вели московские организации: уже были вложены немалые средства, и Мосгорисполком не хотел отдавать плоды своих строительных усилий. Вопрос можно было решить опять только на высшем уровне.

О сложных отношениях между Моссоветом и электронщиками лучше всего написал в своих воспоминаниях первый директор НИИ микроприборов И. Букреев («Зеленоград сегодня», № 16 (73) от 24.04.1997): «Как-то зимой осматривал я окрестности и вижу: стоят два здания — с разбитыми стеклами, отопление не работает. Стал выяснять, чьи они. Оказалось, это две школы, типа ПТУ. Два капитальных здания по 3,5 тыс. кв. м — это же находка! Я — к министру, он тоже приехал посмотреть их на месте. Сразу же было составлено постановление СМ СССР о передаче этих зданий нам через голову Москвы.

С Москвой мы тогда на всех уровнях конфликтовали — там были против создания центра микроэлектроники, и в Моссовете мы долго встречали сплошные отказы. Уже потом, когда в Зеленограде появился райком, горсовет — они стали между нами буфером».

При создании Государственного комитета по электронной технике в его структуру было включено также Специализированное конструкторское бюро-2 (СКБ-2, КБ-2, п/я № 155) в Ленинграде. Его возглавляли два американца-эмигранта: Филипп Георгиевич Старос (руководитель) и Джозеф (Иосиф) Вениаминович Берг (главный инженер). В 1940-х годах они были завербованы в США советской разведкой и передавали в СССР секретные сведения о разработке американцами ядерного оружия.

После разоблачения они сумели избежать ареста и вскоре объявились в СССР. Оба инженеры-электронщики, с деловой хваткой — они пользовались полным доверием Никиты Хрущева: тот, как и Сталин, мечтал соединить русский широкий размах с американской деловитостью… О степени доверия свидетельствует тот факт, что Старос и Берг были приняты в члены Коммунистической партии на Пленуме ЦК КПСС вместе с нашим космонавтом Германом Титовым… И наверняка они были награждены высокими орденами за свою разведывательную деятельность.

Старос и Берг, конечно, использовали возможность прямого доступа к Хрущеву… По служебной линии они этого сделать не могли, так как подчинялись А. И. Шокину, но были другие каналы. Например, на всесоюзном совещании разработчиков электронной спецаппаратуры в Ленинграде было принято обращение к ЦК КПСС и правительству (т.е. к Н. С. Хрущеву) с предложением создать Научный центр микроэлектроники. Естественно, обращение подготовили Филипп Старос и Иосиф Берг.

Шокину не нравилось независимое положение руководителей ленинградского КБ-2, но он смог использовать их в общих интересах.

Игорь БЫСТРОВ Статья опубликована в № 140 газеты "Зеленоград сегодня" от 27 ноября 2012 г.
Опубликовать:
К НАЧАЛУ СТРАНИЦЫ