Образ здоровья
ИСТОРИЯ ПАНФИЛОВСКАЯ ДИВИЗИЯ В БОЯХ ЗА КРЮКОВО - Немецкий план окружения Москвы  Фото http://zelao.ru
15.06.2015     2370    0

ПАНФИЛОВСКАЯ ДИВИЗИЯ В БОЯХ ЗА КРЮКОВО - Немецкий план окружения Москвы


В первой половине ноября 1941 года немецкое военное командование стало готовить новое наступление с целью окружить Москву, а затем захватить ее. Эта стратегическая цель была поставлена Гитлером еще во время предыдущего, октябрьского, наступления на Москву. 

Приведу два документа германского военного командования. 

«Директива № 1571/41 о порядке захвата Москвы и обращении с ее населением 
12 октября 1941 г. 
Группе армий «Центр» 
Главное командование сухопутных сил приказало: «Фюрер вновь решил, что капитуляция Москвы не должна быть принята, даже если она будет предложена противником. Моральное обоснование этого мероприятия совершенно ясно в глазах всего мира. Так же, как и в Киеве, для наших войск могут возникнуть чрезвычайные опасности от мин замедленного действия. Поэтому необходимо считаться в еще большей степени с аналогичным положением в Москве и Ленинграде. То, что Ленинград заминирован и будет защищаться до последнего бойца, объявлено по русскому радио. 
Необходимо иметь в виду серьезную опасность эпидемий. Поэтому ни один немецкий солдат не должен вступать в эти города. Всякий, кто попытается оставить город и пройти через наши позиции, должен быть обстрелян и отогнан обратно. Небольшие незакрытые проходы, предоставляющие возможность для массового ухода населения во внутреннюю Россию, можно лишь приветствовать. И для других городов должно действовать правило, что до захвата их следует громить артиллерийским обстрелом и воздушными налетами, а население обращать в бегство. 
Совершенно безответственным было бы рисковать жизнью немецких солдат для спасения русских городов от пожаров или кормить их население за счет Германии. 
Чем больше населения советских городов устремится во внутреннюю Россию, тем сильнее увеличится хаос в России и тем легче будет управлять оккупированными восточными районами и использовать их. 
Это указание фюрера должно быть доведено до сведения всех командиров» 
Дополнение главного командования сухопутных сил: «Следует как можно скорее отрезать город от коммуникаций, связывающих его с внешним миром. Дальнейшие указания будут отданы позже». 
Главное командование сухопутных сил 
Генеральный штаб 
Оперативный отдел» 

«14 октября 1941 г. 
Штаб 4-й армии 
Отдел 1а, № 3566/41 
Согласно категорическому приказу фюрера и главнокомандующего вооруженными силами войска не должны вступать в центр г. Москвы. 
Границей для наступления и разведки является окружная железная дорога. Как проходит железная дорога, видно по картам масштаба 1 : 1 000 000 и 1 : 300 000. 
По карте 1 : 1 000 000 (специальное издание) окружная железная дорога проходит через следующие пункты: Нижние Котлы (южная окраина Москвы) — слобода Ленинская — Карачарово — слобода Дангауэровская — вокзал Лефортово — вокзал Черкизово — вокзал Белокаменная — Свиблово — Владыкино — вокзал Лихоборы — вокзал Братцево — вокзал Военное Поле — Шелепиха — слобода Кутузовская — слобода Живодерная. 
Немедленно довести до сведения войск. 
За начальника штаба армии начальник отдела полковник Блюментрит». 

Это — невыполненное — указание Гитлера оставалось в силе и при ноябрьском наступлении немецких войск. 

Удар германских войск на Клин и Солнечногорск 

Главной задачей германского командования на первом этапе наступления против наших войск на правом фланге Западного фронта было двумя одновременными фланговыми ударами (один удар — на Клин, другой — на Истру и Солнечногорск) окружить и уничтожить 16-ю армию К. К. Рокоссовского. 

«На клинском направлении против 30-й армии (30А), которая насчитывала всего 25 танков, 190 орудий и минометов, было сосредоточено до 300 танков и более 900 орудий и минометов противника. Таким образом, у неприятеля было в 12 раз больше танков и в 5 раз артиллерии. На истринско-солнечногорском направлении <16-я армия> гитлеровцы добились превосходства по танкам в 2,6 раза и по артиллерии в 1,3 раза...» (Д. Д. Лелюшенко. «Заря победы». М., Воениздат, 1966, с. 83-84). 

Из приведенных цифр видно, что при ограниченных военных ресурсах основное внимание при организации обороны все же уделялось 16-й армии К. К. Рокоссовского. Это естественно, т.к. 16-я армия преграждала врагу дорогу на Москву на самом опасном — северо-западном — участке обороны. Оборона 30-й армии была значительно слабее. И именно здесь 15 ноября 1941 года ударами по линии обороны 30-й армии и на ее стыке с 16-й армией (16А) Западного фронта началось последнее наступление германских войск на Москву. 

В итоге боев 15 ноября и в ночь на 16 ноября между левым флангом 30А и правым флангом 16А образовался значительный разрыв (16-18 км). На следующий день, 16 ноября, враг стал наступать по всей линии обороны 16А. 

19 ноября 1941 года германские войска группы «Центр» после прорыва линии обороны 30А и правого фланга 16А резко повернули на юго-восток, в сторону Клина. 

Этот поворот для окружения 16-й армии Рокоссовского был одобрен и подтвержден высшим командованием вермахта <далее OKH — Oberkommando des Heeres (Верховное командование сухопутных войск), OKW — Oberkommando der Wehrmacht (Верховное командование вермахта)>. 

Директива OKW о целях наступления германских войск 
на московском направлении от 20 ноября 1941 г. 
Телеграмма 20.11.1941 
OKH, Генштаб 1 ч. 00 мин. 
Группе армий «Центр» 
В OKH поступила нижеследующая директива OKW: 
«Целью операции на северном фланге группы армий «Центр» должно быть уничтожение противника в районе г. Клина путем двустороннего охвата. Для этого северный фланг действующих здесь моторизованных войск по достижению дороги Клин — изгиб р. Волга восточнее ст. Редькино должен быть повернут на восток, в то время как силы, наступающие южнее, продвигаясь сначала к востоку через Истру в направлении Солнечногорска, содействовали успеху наступления северной группировки. Обеспечение этой операции с востока должны взять на себя другие моторизованные соединения (например, смененные под г. Калинином). 
По завершении этой операции, путем взаимодействия сил, участвующих в наступлении на обоих флангах, прорвать фронт пояса обороны Москвы по обеим сторонам автострады. 
Наступление в направлении Ярославля предполагается в том случае, если после завершения этой наступательной операции по прорыву пояса обороны Москвы в распоряжении будет иметься достаточное количество сил». 
Согласно устному разъяснению фюрера, такое разделение общей операции на несколько двусторонних охватов должно дать возможность окончательно уничтожить ряд вражеских соединений и помочь избежать того, что противник в результате нашего наступления будет лишь оттеснен с потерями. 
OKH, Генштаб сухопутных войск 
оперативный отдел 
№ 1652/41 сов. секретно 

Генеральный штаб РККА и командующий Западным фронтом генерал армии Г. К. Жуков правильно угадали направление главного удара немецких войск. Севернее Москвы — это удар на Клин и далее на Дмитров с целью окружить Москву, а затем взять ее — блокадой с последующим штурмом. Соответственно строился и наш план обороны. 

При ограниченных оборонительных средствах приоритет отдавался упреждающим ударам, а также кавалерийским ударам по тылам, которые должны были нарушить координацию наступающего противника. В этом был здравый смысл, который приносил в ряде случаев успех, как, например, действия кавалерийских бригад Белова и Доватора, контрудар 16-й армии Рокоссовского 12 ноября 1941 года у села Скирманово. 

Кроме того, чтобы держать противника в напряжении и не дать ему перебросить часть войск на линию главного удара, нужно было осуществлять постоянные контратаки и даже атаки на относительно второстепенных участках фронта, даже и без всяких шансов на успех (т.е. жертвовать собой). 

Вспоминает Г. К. Жуков (Г. К. Жуков. Первое стратегическое поражение вермахта (в книге «Провал гитлеровского наступления на Москву». М., Наука, 1966, с. 38): «Не помню точно какого числа, это было вскоре после тактического прорыва немцев на участке 30-й армии Калининского фронта и на правом фланге армии Рокоссовского, кажется, 19 ноября, мне позвонил Сталин и спросил: 
— Вы уверены, что мы удержим Москву? Я говорю вам это с болью в душе. Говорите честно, как коммунист. 
— Москву, безусловно, удержим. Но нужно еще не менее двух армий и хотя бы двести танков, — ответил я. 
 — Это неплохо, что у вас такая уверенность, — сказал И. В. Сталин. — Позвоните Шапошникову и договоритесь, куда сосредоточить две резервные армии, которые вы просите. Они будут готовы в конце ноября, но танков пока у нас нет. 
Через полчаса мы договорились с Борисом Михайловичем о том, что формируемая 1-я Ударная армия будет сосредоточена в районе Яхромы, а 10-я армия — в районе Рязани». 

Буквально на следующий день, 20 ноября 1941 года, директивой Верховного Главнокомандующего было определено формирование 1-й Ударной армии (первоначально именовавшейся 19-й армией) с непосредственным подчинением ее Верховному Главнокомандующему. Местами дислоцирования соединений и частей 1-й Ударной армии были определены Загорск, Дмитров, Яхрома и Хотьково. 

Сосредоточение частей в этих пунктах предполагалось закончить к 27 ноября. 

Были приняты все меры секретности, дезинформации и маскировки, чтобы сохранить в тайне процесс и место накопления этих стратегических резервов. При всей ограниченности наших военных ресурсов эти армии не должны были ни при каких условиях идти на пополнение сражающихся частей. 

Сразу после разговора со Сталиным и Генеральным штабом Г. К. Жуков приказал командующему 16-й армией генерал-лейтенанту К. К. Рокоссовскому создать оперативную группу войск в составе 126-й стрелковой, 24-й кавалерийской дивизий, курсантского полка Московского пехотного имени Верховного Совета РСФСР училища и двух (8-й и 25-й) танковых бригад под командованием заместителя командарма-16 генерал-майора Ф. Д. Захарова для непосредственной обороны Клина. 

Вот что вспоминает об этих событиях командарм-16 К. К. Рокоссовский: «На клинском и солнечногорском направлениях создалась весьма тяжелая обстановка. Немецко-фашистское командование добилось здесь большого превосходства над нашими силами, введя в бой шесть дивизий: три танковые (6, 7 и 2-я), две пехотные (106-я и 35-я) и одну моторизованную (14-я). 

Для организации противодействия противнику мною был послан в Клин мой заместитель генерал-майор Ф. Д. Захаров. К этому времени действовавшая здесь — соседняя справа —30-я армия генерала Д. Д. Лелюшенко была передана Западному фронту. Нужно было объединить в одних руках управление войсками, оказавшимися на стыке двух армий. Вот для этого и был направлен генерал Захаров. Но сил для задержания наступавших вражеских войск здесь оказалось мало. Это были малочисленная 126-я стрелковая дивизия, очень слабая 17-я кавдивизия, 25-я танковая бригада, имевшая двенадцать танков, причем только четыре из них — Т-34. 

Подвергшиеся удару немцев части 30-й армии — 107-я дивизия числом около трехсот человек и 58-я танковая дивизия, не имевшая танков, были отброшены и рассеяны. Танковые соединения врага стали быстро продвигаться к Клину, обходя с севера части нашей армии. Собрав все, что только можно было в этих условиях собрать, генерал Захаров все же сумел организовать оборону самого города». 

Генерал-майор Ф. Д. Захаров оказался в трудном положении. Под Клином оказались воинские части разного подчинения: одни были подчинены 16-й армии Рокоссовского, другие — 30-й армии Лелюшенко, третьи — непосредственно командующему Западным фронтом Жукову, четвертые — Московской зоне обороны (генерал Громадин). Соответственно, получив два противоречащих друг другу приказа от двух начальников, командиры этих частей порой не знали, чей приказ выполнять… 

Одновременно с приказом о создании группы для обороны Клина Жуков 19 ноября 1941 года отдал приказ Рокоссовскому отойти на армейскую линию обороны и там «стоять насмерть». 

Рокоссовский точно и вовремя выполнил этот приказ, отведя к 20 ноября 1941 года части 16-й армии на рубеж Юркино — Ново-Петровское — Теряево.

Игорь Быстров
К НАЧАЛУ СТРАНИЦЫ