Образ здоровья
ИСТОРИЯ ИСТОРИЯ ЗЕЛЕНОГРАДА. КРАТКИЙ КУРС  1980 год
14.01.2014     7220    0

ИСТОРИЯ ЗЕЛЕНОГРАДА. КРАТКИЙ КУРС 1980 год


Подвиг хирурга Льва Голубева


Для первого зеленоградского хирурга Льва Николаевича Голубева памятными были 1977-79 гг., когда в составе антарктической экспедиции он был врачом на станциях «Молодежная» и «Новониколаевская». Но особенно врезалось в память начало нового, 1979 года: 2 января 1979 года при взлете с аэродрома станции Молодежная потерпел крушение самолет «Ил-14» с 9 пассажирами на борту.

Экипаж 229-го летного отряда выполнял полет по перевозке участников 24-й Советской антарктической экспедиции. Взлет производился с ледового аэродрома на лыжном шасси. Разбег продолжался 1000 м. После отрыва были убраны шасси. На высоте 70-80 м над местностью и на удалении 2000-2300 м от аэродрома самолет перешел в резкое снижение к куполу ледника с левым креном, который при столкновении с ледником достигал 60-70 градусов. Удар произошел на удалении 2200 м от аэродрома.

Левая плоскость и кабина пилотов были разрушены. Командир корабля погиб на месте. Второй пилот и бортмеханик умерли в течение суток. Все пассажиры и другие члены экипажа получили ранения.

Заключение комиссии: катастрофа произошла из-за неожиданного для экипажа попадания самолета в слои воздуха со сдвигом ветра, вызвавшего резкое изменение характеристик полета и создавшего аварийную ситуацию на малой высоте полета.

Начальник станции «Молодежная» связался с американской антарктической базой «Мак-Мердо» и просил выслать самолет на помощь.

А врач экспедиции Лев Голубев организовал первую помощь пострадавшим и подготовку тяжелораненых: пять пассажиров получили тяжелые травмы, и их нужно было срочно вывезти для оперирования на Большую землю. Для антарктической станции «Молодежная» Большой землей была Новая Зеландия.

Вот строки воспоминаний известного российского гляциолога Игоря Зотикова из его книги «Я искал не птицу киви»: «Я находился на американской базе «Мак-Мердо», когда это случилось. Уже через несколько часов после того, как здесь была получена телеграмма с просьбой о помощи, на «Молодежную» вылетел тяжелый самолет. Я остался в радиоцентре «Мак-Мердо», чтобы ликвидировать языковой барьер. Ведь начиная с вылета самолета из «Мак-Мердо» и до его возвращения поддерживалась непрерывная связь с «Молодежной».

Первая телеграмма, которая через меня ушла в «Молодежную» сразу написанной по-русски, только латинскими буквами, была такого содержания:
«Из «Мак-Мердо» в «Молодежную»:
1. Самолет «Геркулес С-130» с позывными икс дельта альфа ноль три вылетает в 2.00 Гринвича четвертого января со станции «Мак-Мердо» через Южный полюс на «Молодежную».
2. Сообщите высоту вашей посадочной полосы над уровнем моря, ее длину, положение. Сообщите наличие авиатоплива и его тип.
3. Сообщите, какие повреждения у пострадавших и сколько их полетит в «Мак-Мердо».
4. На борту нашего самолета будут находиться врач и два его помощника.
5. В качестве переводчика летит советский ученый Эдуард Лысаков.
6. Сообщайте каждый час авиапогоду.
7. Сообщите частоту и расположение вашего приводного маяка».

Через час самолет начал свой долгий путь обратно. На борт он взял пятерых тяжелораненых полярников и нашего врача. Под утро стало известно, что состояние больных настолько тяжело, что самолет лишь дозаправится в «Мак-Мердо», сменит экипаж и сразу полетит в Новую Зеландию. «Ни за одного нельзя поручиться, что он долетит туда живым», — кончалась одна из телеграмм с борта самолета.

Пятеро тяжелораненых были эвакуированы самолетом «C-130» ВВС США в госпиталь в Новой Зеландии. Бортрадист впоследствии был переправлен в Москву и скончался в больнице через несколько месяцев (по причине смерти более чем через 30 суток с момента катастрофы в числе погибших не указывается).

Лев Николаевич Голубев сопровождал раненых до госпиталя в Веллингтоне, где передал их лечащим врачам-специалистам и несколько дней вместе с врачами-специалистами совершал обход раненых.

Микроэлектроника-80

В конце 1970-х — начале 1980-х годов в отечественной промышленности произошел качественный скачок: переход к микропроцессорному управлению техническими процессами и устройствами. Раньше для каждого типа устройства, аппарата или процесса собиралась из элементов логическая схема, на ее основе строился блок управления. Сколько типов устройств, процессов — столько видов блоков. Каждый завод делал свои блоки управления; никакой стандартизации, никакой совместимости, возрастала при этом и цена изделия.

С появлением микропроцессоров аппаратная часть практически переместилась в область программирования: достаточно было стандартный микропроцессор запрограммировать на выполнение заданной функции. Самым трудным оказалось преодолеть инертность мышления разработчиков: непросто было отказаться от привычных методов проектирования управляющих устройств в пользу достаточно легко программируемых компактных и дешевых микропроцессоров.

Проходная «Ангстрема», предприятия ЗеленоградаЗеленоградский НИИТТ с заводом «Ангстрем» стал инициатором, лидером и монополистом в разработке и массовом выпуске таких микропроцессоров. В 1980 году Валерий Леонидович Дшхунян со своим коллективом разработал первую в СССР однокристальную микроЭВМ «Электроника-НЦ-80», эквивалентную миниЭВМ (т.е. в минимальных размерах были реализованы возможности более крупной ЭВМ). Эта одноплатная микроЭВМ стала основой управления практически всего технологического оборудования, которое выпускалось отечественной промышленностью. Всего было выпущено около миллиона таких компьютеров.

— Рассказывали, что вокруг стенда на ВДНХ СССР, где была выставлена работающая микросхема, ходили пораженные американские специалисты и все выискивали, не идут ли провода от стенда куда-нибудь к «настоящей ЭВМ», — вспоминает доцент кафедры «Информатика» МИЭТа В. М. Трояновский.

О трудностях при разработке микроЭВМ пишет бывший разработчик и главный конструктор направления микропроцессорной техники НИИТТ П. Машевич («Сорок один», № 76, 22 мая 1998 г.): «Работа проводилась под непрерывным давлением со стороны руководства МЭП. Ее лично контролировал министр А. Шокин. Это была чисто работа КБ. Зачастую приходилось себя ограничивать, умерять пыл, желание пофантазировать и привнести нечто неординарное… Каждый разработчик понимал, какой ценой обернутся ошибки, когда изделие будет поставлено на поток.

Хотя это и была работа в кабэшном режиме, однако разработки НИИТТ были самыми передовыми в стране… В том же году было решено: чтобы не делать больших затрат на собственное математическое обеспечение, попробовать микропроцессором эмулировать (имитировать) систему команд широко распространенных машин PDP-11 фирмы DEC (Digital Equipment Corporation). Когда была отлажена математика, мы сразу, одним этим решением, которое было инициировано нами самими, без указаний сверху, получили 16-разрядный микропроцессор, эмулирующий широко распространенную (по крайней мере, за рубежом) систему управления военной техникой. Процесс проектирования сложной микросхемы совершенно изменился… потребовались мощные автоматизированные средства логического проектирования… Эти САПР были созданы исключительно благодаря группе специалистов под руководством А. Тизенберга. Без решения этой задачи вероятность логических ошибок была бы очень велика».

Тогда же начались поисковые, «задельные» работы по архитектуре 32-разрядных микропроцессоров; здесь первые практические результаты были получены через 6 лет. Для сравнения скажем, что 32-разрядные компьютеры стали массово выпускаться лишь на рубеже XXI века.

В 1980 году генеральный директор НПО «Элас» Геннадий Яковлевич Гуськов был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР. Его работы в области космической радиоэлектронной аппаратуры были хорошо известны (докторскую диссертацию он защищал по совокупности работ и публикаций), поэтому выдвижение в Академию во многом носило характер формального признания заслуг.

В 1980 году совместными усилиями городских властей, роно и предприятий электроники был создан для зеленоградских школьников учебно-производственный комбинат (УПК). Наибольший вклад в создание УПК внес завод «Компонент», директором которого в это время был назначен Владимир Сергеевич Серегин. УПК возглавил Юрий Иванович Семенов. Ранее, в 1973-77 гг., он занимал должность заместителя заведующего роно. Затем по линии Министерства обороны Ю. И. Семенов получил назначение в Монголию, где до 1980 года работал директором средней школы для детей военнослужащих.

УПК имел своей задачей профориентацию и производственное обучение учащихся 9-10-х классов. Это был один из лучших в Москве комбинатов. Старшеклассники обучались здесь по 18 различным специальностям. Таким образом готовились кадры для предприятий электроники и городского хозяйства, создавалась продукция (например, школьники принимали участие в сборке часов, электронных игр), причем работа школьников оплачивалась. В самом начале 90-х годов в связи с общим кризисом УПК был закрыт» (сведения об УПК взяты из статьи О. Ждановой в газете «Центральный проспект», № 4, 23 марта 2002 г.).

В 1980 году количество дипломированных инженеров, выпущенных МИЭТом, превысило 5000, составив 5051 человек: 3438 — дневной формы обучения, 1613 — вечерней формы обучения.

Ритм города — 80

С целью улучшения обслуживания читателей, более эффективного управления библиотеки Зеленограда были объединены в 1980 году в Централизованную библиотечную систему, в которую вошли 8 массовых библиотек, в том числе 3 детские.

В июле 1980 года в селе Тараканово, что в 20 км севернее Солнечногорска, работал студенческий строительный отряд «Сфинкс», организованный комсомольцами МИЭТа. Занимались подготовкой к реставрации церкви Михаила Архангела, той самой, где 17 августа 1903 года состоялось венчание Александра Блока с Любовью Менделеевой. Укрепляли и утепляли дом, где располагалась библиотека имени А. Блока (до 1917 года здесь была школа). Командиром стройотряда «Сфинкс» был студент-выпускник Сергей Шамонаев, комиссаром — доцент кафедры «Вычислительная математика» МИЭТа Игорь Быстров, автор этих строк.

Солнечная аллея. Вид на  8 и 9 микрорайоны Зеленоград 1980гВ 1980 году в 9-м микрорайоне (корп. 900) открылся универсам № 40. Его директором стала Любовь Прокофьевна Жильчикова. Фактически ее работа в универсаме началась еще до открытия, когда немало времени пришлось потратить на обсуждение каждой детали в будущих помещениях магазина с проектировщиками и строителями. В начале 1998 года Любови Жильчиковой было присвоено звание «Заслуженный работник торговли Российской Федерации».

В 1980 году первый крупный успех пришел к молодому зеленоградцу Алексею Соколову: он стал чемпионом мира среди юниоров в танцах на льду. На следующий год он повторил свой успех, а в 1984 году стал чемпионом СССР — уже среди взрослых.

Всего же его побед и призов на отечественных и международных соревнованиях — не сосчитать.

Далее цитируем материал из газеты «Открытая территория» (№ 13, 12-18 апреля 1999 г.): «Первый наставник Алексея — Ирина Априщенко, тренировавшая его в группе фигурного катания на зеленоградском стадионе «Ангстрем».

— Самыми первыми коньками, — вспоминает Алексей, — у меня были двухполозки, привязывавшиеся к валенкам. А потом мама где-то купила настоящие коньки с ботинками… зеленого цвета. Едва я вышел на них во двор, как мне тут же дали кличку — «зеленая жаба».

Он тренировался в ЦСКА, а после тренировок бежал на ангстремовский стадион, чтобы на открытом катке насладиться морозным воздухом и отточить движения.

Воспитанник легендарных тренеров Людмилы Пахомовой и Татьяны Тарасовой, он мог завоевать спортивный Олимп. Но… отношения с тренерами не сложились, и некоторое время Алексей работал в Московском театре ледовых миниатюр Игоря Бобрина. Потом 5 лет — по контракту в известнейшем в Европе шоу «Горячий лед». В 1998 году вернулся на Родину».

14 марта 1980 года в Колонном зале Дома союзов состоялось собрание Московского городского актива добровольных народных дружин (ДНД). Добровольные народные дружины существовали в нашей стране с 1959 года. По итогам работы за 1979 год зеленоградской ДНД было присуждено 2-е место с вручением переходящего вымпела и почетной грамоты Моссовета, Возглавлял зеленоградский штаб ДНД второй секретарь РК КПСС Анатолий Михайлович Ларионов (в 1981-82 гг. он — председатель исполкома Зеленоградского совета депутатов трудящихся, в 1982-87 гг. — первый секретарь Зеленоградского РК КПСС). На собрании выступил командир ДНД из Зеленограда Б. А. Мешков.

В 1980 году в 11-м микрорайоне на городской окраине возникла пасека. Организовали ее пчеловоды-любители, объединившиеся в клуб «Нектар». Цитируем отрывок из статьи М. Огородниковой «Влюбленные в… пчел» (газета «Зеленоград сегодня», № 38, 21 сентября 2000 г.): «Удивительное — рядом. Надо лишь от кафе «Лесное», что на Панфиловском проспекте, направиться в сторону парка, там — еще минут десять пройтись по лесной тропинке, и вы вдруг оказываетесь… на пасеке. Самой что ни на есть настоящей. Говорят, что в Москве кроме этой есть еще только одна пасека в городской черте — в Измайловском парке. Но давайте заглянем на нашу, зеленоградскую.
Это большое хозяйство, занимающее два гектара. Обнесено, что вполне естественно, высоким забором. Здесь тихо — пчелы любят покой. Только в этом случае они, по выражению одного симпатичного сказочного героя, «делают правильный мед».

Члены этой общественной организации, назвавшей себя «Нектар», получили каждый по небольшому участку, поставили там ульи и стали осваивать хитрую науку пчеловодства.

Почему они занимаются пчеловодством? Поговорив с разными людьми — и молодыми, и не очень, — я поняла: прежде всего, для души. Конечно, важен и результат, но в условиях городского парка на большой урожай меда (тем более на коммерческую выгоду от его продажи) рассчитывать не приходится. Общение с природой, с пчелами — это и есть главное, зачем они сюда приходят». Председателем клуба «Нектар» был избран Сергей Павлович Кобзев.

Искусство и литература — 80

В 1980 году в Зеленограде образовалась театр-студия, режиссер — Татьяна Николаевна Силина, выпускница ВГИКа. Первым спектаклем был «Контакт» по пьесе Александровой. Отсюда возникло и название студии — «Контакт». Корреспондент газеты «Зеленоград сегодня» Светлана Овчинникова взяла интервью у Татьяны Силиной («Зеленоград сегодня», № 31, 31 июля 1997 г.). Вот выдержка из него.
«С. О.: С какой периодичностью Вы выпускаете в свет новые спектакли?
Т. С.: Каждый год. Понимаете, когда это профессиональный театр, то там уже существует определенная актерская школа. У нас же — постоянный наплыв новых людей, которых приходится учить, и параллельно работать над новой постановкой.
С. О.: Какой из поставленных Вами спектаклей пользовался наибольшей популярностью?
Т. С.: Наверное, «Курьер» Карена Шахназарова. Он пять лет держался у нас в репертуаре.
С. О.: Скажите… была ли у Вас ситуация, когда Вы, предполагая, что спектакль будет иметь успех, вдруг видели, что — полный провал?..
Т. С.: Человеческая индивидуальность в актере — самое дорогое для меня. Моя задача — помочь личности в раскрытии уникальных качеств, активизировать человеческую природу, приучить мыслить искренно, а не стереотипами, втянуть в активный творческий процесс. Ради этой задачи однажды я решилась на эксперимент. Весь процесс создания спектакля — от написания пьесы до музыкального оформления, я доверила студийцам. В основу поэтической пьесы легла ассоциативная импровизация по мотивам рассказов Р. Брэдбери.
«Цена разговора» — так назывался спектакль — плод необузданной фантазии и свободы самовыражения. Образное мышление было доведено до парадокса. Спектакль представлял собой, может быть, и интересные, но умозрительные шарады, нуждающиеся в расшифровке. Зрителю же оставалось ломать голову над кроссвордом. Но для актеров спектакль стал самым родным и незабываемым, так как они ощутили свободу действенного творчества.
Так что неудачей это не назовешь. К тому же все участники этого эксперимента в дальнейшем стали профессионалами».

В этом интервью — вся характеристика театра-студии «Контакт».

Борис Малинин… «В зеленоградском КБ «Взлет» он занимался художественным проектированием, техническим дизайном, а все свободное время посвящал живописи. Его любимыми темами были пейзаж и натюрморт. Но однажды он увидел на выставке в кинотеатре «Эра» экслибрисы известного московского художника Анатолия Калашникова. Тот работал в технике резьбы по дереву. Малинин решил попробовать свои силы в создании книжных знаков. Только в качестве рабочего материала он выбрал не дерево, а пластик.

В 1980 году художник создал свой первый экслибрис, который предназначался для знакомых. Следующие книжные знаки он посвятил Герману Титову и Алексею Леонову.

С тех пор Б. Малинин создал почти 300 экслибрисов. Он — участник более 100 выставок, его экслибрисы хранятся в коллекциях десятков российских и зарубежных собирателей, украшают книги известных деятелей. Тематика экслибрисов Бориса Малинина самая разнообразная, но большинство из них посвящены персоналиям — русским писателям и поэтам» (использован материал статьи А. Миля «Творец книжных знаков», газета «Панфиловский проспект», № 1, 20 января 2001 г.) .

Книга стихов А.Щербакова «По звездному времени», зеленоградский поэт, 1980год10 декабря 1980 года была подписана к печати четвертая книга стихов российского поэта, зеленоградца Анатолия Щербакова «По звездному времени». В рецензии на книгу летчик-космонавт СССР, дважды Герой Советского Союза А. Филипченко написал: «О космосе, космонавтах поэт Анатолий Щербаков знает не понаслышке. Он принимал непосредственное участие в сооружении и испытании космических кораблей. Именно тогда он и нашел свою тему в поэзии. Нам, членам отряда космонавтов, близки по духу стихи Анатолия. В них показан труд и летчиков-космонавтов, и создателей космической техники — ученых, инженеров, рабочих.
Поэзия Анатолия Щербакова живет по звездному времени — времени, устремленному в будущее».

Есть в этом поэтическом сборнике и стихи о нашем Подмосковье.

Поздняя осень

Под обрывом шумит речка Сходня.
Грусть на сердце —
Зима впереди…
Было солнце вчера,
А сегодня
Полосуют окрестность дожди.

Листья падают с них напоследок
В паутину густую,
Как в сеть,
Ветер их отключает от веток,
Но они
Продолжают гореть.

Потемнели в поселке заборы.
Лето кончилось.
Помня о нем,
Клены светятся, как светофоры,
Красным,
Желтым,
Зеленым огнем.

Игорь Быстров
Фотографии: 
Ил-14, подломивший переднюю «ногу» на аэродроме антарктической станции Молодежная. 1970-е гг.
Советская станция «Молодежная»
Проходная «Ангстрема». Фото из архива предприятия.
Солнечная аллея. Вид на 8 и 9 микрорайоны.
Книга стихов А.Щербакова «По звездному времени»
К НАЧАЛУ СТРАНИЦЫ