Образ здоровья
ИСТОРИЯ ИСТОРИЯ ЗЕЛЕНОГРАДА. Краткий курс 1970 год - Зеленоград: Луна с левой стороны…
11.03.2013     5198    0

ИСТОРИЯ ЗЕЛЕНОГРАДА. Краткий курс 1970 год - Зеленоград: Луна с левой стороны…


Ракетно-космическое направление развивалось преимущественно в НИИМП. Здесь под руководством Г.Я. Гуськова создавались бортовые и наземные комплексы микроэлектронной аппаратуры для перспективных систем спутниковой связи, а также для космических систем зондирования Земли и экологического мониторинга.

Интегральные схемы производились в НИИМЭ и НИИТТ. Широко известна интегральная схема «Тропа», облетевшая (в составе аппаратуры НИИМП) Луну и возвратившаяся на Землю (эта схема хранится в музее завода «Ангстрем»). Чистый материал для схемы поставлял НИИ материаловедения. Таким образом, работал весь коллектив зеленоградского Научного центра.

Зеленоградские схемы управляли движением почти всех космических аппаратов, отправлявшихся к Луне (в том числе они были на луноходах), Венере, Марсу, к комете Галлея.
Вот примеры 1970-го года:
  • 17 августа 1970 г. — к планете Венера стартовала автоматическая станция «Венера-7» с научной аппаратурой; «привенерилась» 15 декабря 1970 г.;
  • автоматическая станция «Луна-16», стартовав 12 сентября 1970 г., совершила 20 сентября 1970 г. мягкую посадку на Луну в Море Изобилия, произвела бурение грунта, забрала образцы лунной породы и доставила их 24 сентября 1970 г. на Землю;
  • автоматическая станция «Луна-17» прилунилась в ноябре 1970 г. в Море Дождей, доставив на Луну первый самоходный аппарат «Луноход-1».
В освоении космоса в те годы существовало жесткое соперничество с Соединенными Штатами Америки (США). Они тоже исследовали Луну, Венеру, Марс, но позже нас. Различались главные цели исследования (применительно к Луне):
  • СССР ориентировался на исследование Луны автоматическими станциями, которые должны были собирать научные сведения о Луне;
  • главной целью США была высадка астронавтов (так на Западе называют пилотов космических кораблей; у нас — космонавт) на Луну. Вместе с тем американцы, хотя и несколько позже нас, выполняли научную программу, подобную нашей: космические аппараты облетали Луну, измеряли ее характеристики, брали на Луне грунт и доставляли его на Землю. Но главная их цель — ступить ногой человека на поверхность Луны — была, несомненно, политической.
Именно здесь был центр напряжения. И вот 16 июля 1969 г. к Луне стартовал пилотируемый космический корабль «Аполлон-11». Достигнув Луны, астронавты Нил Армстронг и Эндрю Олдрин пробыли на Луне в Море Спокойствия 21 час 36 минут (20-21 июля 1969 г.), собрали 22 кг лунного грунта и установили несколько датчиков. Майкл Коллинз находился в командном отсеке корабля на селеноцентрической орбите. Девятнадцатого ноября 1969 г. Луну посетили пилоты «Аполлон-12» Ч. Конрад, А. Бин; на лунной орбите оставался Р. Гордон.

Бесспорно, космическая программа «Аполлон» была скорее политической, чем научной. Сами американцы называли ее «программой престижа». «Аполлон» был ответом Америки на запуск нашего первого спутника в 1957 г. и на полет Гагарина в 1961 г.

После этих успешных американских полетов советская программа исследования Луны была резко сокращена. Начались «разборки полетов», поиски «стрелочника».

Летом 1970 г. была назначена внеплановая проверка работы зеленоградского Научного центра. Инициатором проверки был ЦК КПСС, точнее, его оборонный отдел, который возглавлял Иван Сербин. «Дело», как полагается, передали в подчиненный ЦК КПСС Совет Министров СССР, точнее, в Военно-промышленную комиссию при СМ СССР.

Комиссия назначила главного ревизора: им стал Анатолий Васильевич Пивоваров. Далее приводим воспоминания об этом А. В. Пивоварова: «В комиссию входили известные ученые, инженеры и военные. Акт проверки я зачитал на собрании всех секретарей парторганизаций и директоров НИИ и заводов. «Могу я обжаловать акт комиссии?» — спросил директор НИИ физических проблем В. Лаврищев. «Конечно, но, может быть, у вас будут замечания?» Замечаний не последовало, как и обжалования».

Вольно было шутить директору «самого научного» НИИ — НИИФП — Лаврищеву. А Федора Лукина вскоре, 1 октября 1970 г., сняли с должности.

Но вернемся на пару месяцев назад… В акте проверки НЦ была отмечена плодотворная творческая работа всего коллектива НЦ и лично Ф. Лукина и зафиксирован ряд недостатков: медленное внедрение разработок в производство, нечеткая координация работ предприятий НЦ и др. Какой же акт без недостатков? Лукин завизировал: «Согласен».

Реакция руководства ВПК (военно-промышленного комплекса) была неожиданной: на место уволенного Ф. Лукина был назначен А. В. Пивоваров.

С неохотой перешел он на новое место работы. Ранее он работал в КБ-1, на главном техническом предприятии, где разрабатывались электронные средства для обороны страны. Там он стал (после снятия Сергея Лаврентьевича Берии, сына печально известного якобы убитого Лаврентия Берии) главным инженером, там дослужился до генерал-майора, был награжден орденом Ленина, стал лауреатом Ленинской премии.

А. В. Пивоваров вспоминает: «Откровенно, в Зеленоград мне не очень-то хотелось… Были другие предложения: министр обороны Д. Устинов звал к себе в помощники, министр радиотехнической промышленности — в замы. Но все тогда решал ЦК.

Вызвал меня всемогущий И. Сербин, зав. оборонным отделом ЦК — мы его Иваном Грозным звали. Разговор простой: или иди, куда тебе предлагают, или клади партбилет. Я дал согласие и не жалею: годы прошли очень интересно. Генеральным я был до 1976 года».

Рабочий Николай Злобин

Рассказывает Н. А. Злобин: «Меня вызвали к начальнику управления СУ-111 Владимиру Григорьевичу Локшину.

Секретарь сразу провела меня к Владимиру Григорьевичу. Лицо у него было серьезное, озабоченное, и заговорил он не торопясь, подбирая слова и все время глядя мне в глаза.

— Вот что, Николай Анатольевич, — начал он, — речь идет об очень серьезном деле, об эксперименте. Мы хотим тебя привлечь к нему. Мы идем навстречу XXIV съезду партии, — продолжал он, — и должны самым серьезным образом думать над изысканием новых резервов в своем строительстве. Мы думаем, ищем, рассчитываем. И вот вместе с начальником Зеленоградстроя Сергеем Тимофеевичем Дементьевым мы пришли к мысли провести эксперимент с бригадным подрядом (вот когда впервые появился этот термин. — И. Б.). Если он удастся, мы решим основную важнейшую задачу — намного повысим производительность труда, сэкономим материалы и средства. Это основное.

Но важно и другое — мы считаем, что бригадный подряд поможет нам сдать в срок, в сентябре, корпус 915. Вы знаете, в чем тут дело? Нет? У нас большие затруднения с этим четырнадцатиэтажным корпусом. Ежели мы не сдадим его в сентябре, то летит план последнего года восьмой пятилетки. Это же по всем статьям недопустимо! И вот мы хотим организовать работу так, чтобы каждый рабочий почувствовал себя полным хозяином своего объекта.

— Хорошо бы так, — ответил я.

— Мы с Сергеем Тимофеевичем сделали такой подсчет — строительство корпуса 915 стоит 475 тыс. руб. Так вот, передать эту сумму самой бригаде.

…Я и мои помощники — звеньевые Николай Афонин, Михаил Семеньков, Саша Дроздов, Василий Непийвода да и многие другие рабочие — поверили в бригадный подряд…

Подходил срок сдачи объекта. Остались только мелкие работы по подводке и подчистке. Механизаторы уже демонтировали башенный кран и вместе с подкрановыми путями вывезли его со стройки.

Минуло 155 дней. Корпус 915 был готов для сдачи. Мы закончили строительство на 80 дней раньше нормативного срока.

30 сентября 1970 г. Госкомиссия приняла корпус 915 с оценкой «хорошо» с оговоркой, что заселение корпуса откладывается до 10 октября (но ни днем позже)». (Н. А. Злобин. Разведчики. М., «Советская Россия», 1986.)

В 1972 г. на строительстве 8-го микрорайона метод бригадного подряда попытались внедрить механизаторы из УМ-27, которое тогда возглавлял Е. В. Карасев. Механизаторы во главе с бригадиром Белкиным сделали всю инженерную подготовку микрорайона, дороги, а затем стали возводить дома. Получилось все быстро. Но новшество не пошло, не хватало денег на инженерную подготовку.

Злобинское движение бригадного подряда было сродни стахановскому движению (а значит, порочным по своей экономической сути). Но тем не менее, это яркая страница в истории нашей страны и в истории Зеленограда.

Новый градостроительный план

В 1970 г. Мосгорисполком утвердил новый генеральный план развития Зеленограда до 1995 г. (строительство второй очереди Зеленограда). Обычно такие планы перерабатывают раз в 4-5 лет. Но в данном случае ряд факторов способствовал уникальной в советском градостроительстве стабильности архитектурно-планировочных разработок. Во-первых, это стабильность развития электронной промышленности в те годы. Во-вторых, удобное расположение города как в географическом, так и в природном отношении. В-третьих, талантливый коллектив архитекторов во главе с Игорем Покровским.

В 1970 г. для строительства 2-й очереди Зеленограда были присоединены земли Солнечногорского района и началось их освоение: были построены 8-12-й микрорайоны.

Вот что пишет об этом И. А. Покровский в своей статье «Наш город-спутник» (сб. «Очерки истории края. Зеленограду 40 лет», М., 1998): «Возникновение города совпало с периодом индустриального типового домостроения. Да и само строительство шло по типовым генеральным проектам, что, естественно, нас связывало. В массовом строительстве это помогало, но к чему привело это однотипное строительство, теперь уже все знают. Многие современные города, а особенно их микрорайоны, стали похожими друг на друга. Поэтому надо было создавать что-то новое, оригинальное. В наших руках были козыри — это сама природа, лес, большая территория аэродрома… Мы понимали, что Центральный проспект не должен был состоять только из одних жилых зданий. Должны были быть и общественные здания, объекты культурно-бытового назначения, магазины, места отдыха, которые привлекали бы людей вечером и чтобы там было уютно и интересно днем. Мы спроектировали дворец бракосочетаний, музей… Но всего выполнить не удалось.

Особенностью того времени было то обстоятельство, что жилые дома строились быстрее, чем здания общественного назначения. Поэтому в архитектурном облике города оставались пустые места, которые застраивались позднее. Городской центр до сих пор полупустой. До сих пор душа болит, потому что центр не существует в таком виде, в каком он был задуман. Ведь еще 25 лет назад был запроектирован городской спортивный комплекс с дворцом спорта, плавательным бассейном, стадионом и т. д. Мы понимали, что каждый уважающий себя город должен иметь спортивный центр, но этого пока нет. Со стороны МИЭТа виден ансамбль городской застройки с набережной и парком у пруда. Здесь должен быть культурный центр, но и этого пока нет».

А вот что пишет об Игоре Покровском журналист Александр Миль в своей статье «Эпоха Покровского» (газета «Зеленоград сегодня», № 71 от 29 июля 2002 г.): «Друзья и соратники Покровского говорят, что в каждом зеленоградском объекте есть большая доля его души и участия. Главный специалист Анатолий Саунин вспоминает, что… Игорь Александрович бережно относился к своим подчиненным. Он внимательно изучал подготовленный проект, не рубил его сплеча, не делал жестких замечаний, а интеллигентно излагал свое видение конструкции, и, как правило, находился обоюдный компромисс. Когда он доверял бригаде полностью, как это было с коллективом Юрия Свердловского, то редко заглядывал в мастерскую. Он знал, что, если потребуется, проектировщики сами подойдут с вопросами к главному.

Игорь Покровский создавал не только город, но и коллектив архитекторов. Главный инженер проекта Михаил Тарасенко знаком с Игорем Покровским со времен проектирования Дворца пионеров в Москве. Он вспоминает то «замечательное время» в Зеленограде, когда они не только работали на высочайшем подъеме, но и замечательно отдыхали. Вдохновителем капустников, вечеров, карнавалов был Игорь Александрович. Карнавалы были, как правило, тематические, посвященные старому Новому году, африканской деревне, Покровским баням…»

Озеленением Зеленограда с самого начала руководил архитектор Эдисон Искандерович Дашков. Его подпись есть уже на посадочном чертеже зелени в 1-м микрорайоне (4 июня 1960 г.). Он спроектировал бульвар на Центральном проспекте, под его руководством возникли каштановые, липовые, лиственничные, вязовые аллеи, посажены серебристые ивы и другие растения в нашем городе.

Практическими работами по озеленению города с начала его строительства занимались прораб СУ-52 В. И. Литвиненко, старший прораб СУ-80 Н. Н. Шабанов, а с конца 1961 — начала 1962 г. — А. Г. Васильев.

Ритм города — 70

МИЭТ. В 1970 г. был введен в эксплуатацию корпус № 4 института, где разместились выпускающие кафедры. В результате вуз полностью разместился на собственных площадях.

Тогда же была организована еженедельная производственная практика студентов старших курсов на базовых предприятиях с полным рабочим днем (3 дня в неделю) — уникальная в Минвузе система организации учебного процесса. В вузе были открыты подготовительные курсы и подготовительное отделение (очное). Ректор МИЭТа профессор Л. Н. Преснухин стал лауреатом Государственной премии СССР в области науки и техники.

В МИЭТе началось выполнение научно-исследовательской работы «Учебный комплекс АСУ МИЭТ». В итоге удалось с помощью компьютеров организовать учет и анализ текущей успеваемости, работу приемной комиссии, составление расписания учебных занятий, экзаменов. Руководителем темы была Татьяна Ивановна Лимонова, первыми исполнителями — ведущий инженер З. В. Цапыгина, старший инженер Г. А. Веселова, аспирантка З. С. Минина, студентка М. В. Зинина.

В 1970 г. студенческий строительный отряд МИЭТа впервые развернул работы за Северным полярным кругом (72-я параллель, полуостров Таймыр, поселки Караул и Носок).

Культура, досуг. Зеленоград начинает заявлять о себе в литературной жизни. Вспоминает Анатолий Щербаков, зеленоградец, член Союза писателей России, член президиума Академии космонавтики имени К. Э. Циолковского: «В 1970 г. я закончил работу над книгой «Солнечные корабелы» для издательства «Молодая гвардия» (это была вторая книга поэта. — И. Б.), как и в прежние годы, от Бюро пропаганды Союза писателей ездил в творческие поездки по стране, публиковал новые произведения, посвященные покорителям Вселенной. Так в моем творчестве утверждались два вечных начала: Поэзия и Космос.

В это же время я написал в Зеленограде цикл стихов о войне. Одно из стихотворений, «41-й километр», опубликованное в «Московской правде» к 30-летию разгрома немцев под Москвой, получило широкую известность, о нем писали «Правда», многие другие издания, цитировали строки из него:

Молчит земля…
Не любит многословья
Священный 41-й километр,
Сплошь в 41-м
Обагренный кровью.

Все чаще под литературными публикациями в газетах и журналах появлялось название нашего города: Зеленоград. Отрадно было сознавать, что на литературной карте России есть и наш молодой город».

В 1970 г. в Доме пионеров была создана театральная студия «Романтик». Премьера нового спектакля «Все это не так просто» состоялась в 1971 г. Вспоминает руководитель студии «Романтик» Л. Колчанова: «За 1971-79 гг. были поставлены спектакли, сцены из спектаклей, сокращенные спектакли, организованы поэтические вечера, показаны концерты, композиции: «Герои Бреста», «Молодая гвардия», «Триполье», «Оптимистическая трагедия», «Загорается маяк», «Волшебник и пираты», «Русский сонет» и др. Проводились поэтические вечера, посвященные А. Блоку, С. Есенину, Р. Рождественскому, В. Маяковскому, поэтам, погибшим в Великой Отечественной войне.

Сыграны композиции «До свидания, мальчики!», «Имя тебе — солдат», «Солдатские звезды», «Защитникам Москвы».

Главная тема почти всех работ студии — романтика подвига, подвига отдельной личности, любовь к своей Отчизне, талантливый и сильный герой.

Мы ставили спектакли для детей, особенно часто играли в школьные каникулы».

Начиная с 1970 года кинорежиссеры начинают осваивать архитектурное пространство нашего города… Ежегодно приезжают кинобригады для съемки эпизодов фильмов: 1970 г. — комедия «Опекун» (реж. Альберт Мкртчян, Эдгар Ходжикян); 1972 г. — кинодрамы «Любить человека» (реж. Сергей Герасимов) и «Человек на своем месте» (реж. Алексей Сахаров) — оба фильма о молодых специалистах… Всего в 1970-88 гг. в Зеленограде было снято не менее 20 фильмов.

В 1970 г. был создан Зеленоградский спортивно-технический клуб (СТК) «Радуга». Инициаторами его создания были Зеленоградское отделение милиции и энтузиаст картинга Константин Иванович Кругликов. Первоначально клуб назывался «Юный друг милиции» (ЮДМ). Вспоминает тренер СТК «Радуга» Юрий Тихов: «Картинг — это гонки по кольцевой трассе мини-автомобилей с двигателями от мотоциклов. Эти соревнования по своей динамичности и драматизму подобны известным гонкам «Формула-1», и не случайно из 32 пилотов этого года (воспоминания написаны в 1992 г. — И. Б.) 30 пришли из картинга.

За двадцать с лишним лет клуб ЮДМ, преобразованный в СТК «Радуга», пережил много и тревожных, и радостных дней. Долго можно перечислять и места его пребывания (корп. 705, шк. № 616, корп. 475, Березовая аллея…), и успехи его воспитанников (Стеллиферовский, Галкин, Болдыгин, Новиков, Ершов и др.). Наконец, с 1986 г. клуб обосновался в помещении бомбоубежища (корп. 1001), и, казалось, надолго (слово «казалось» здесь стоит потому, что клуб «Радуга» в 1992 г. оказался в отчаянном положении — у него пытались отобрать картодром. — И. Б.). С каждым годом росло количество спортсменов и их мастерство; тому способствовало строительство в нашем городе неплохого картодрома».

В 1970 г. в поселке Сходня были созданы Центральные туристские курсы, которые через 10 лет были преобразованы в Центральный институт повышения квалификации работников туризма и экскурсий. Сейчас это — Международная академия туризма.

* * *
В Зеленограде при управлении милиции было создано следственное отделение. Его возглавила Вера Викторовна Орлова. Полковник в отставке, она 30 лет посвятила служению закону, ее портрет до сих пор висит на Доске почета в Следственном управлении Москвы. Приведем отрывок из воспоминаний Веры Орловой (см. газ. «Зеленый град», № 14, 6 апреля 2002 г.): «В Зеленоград мы переехали в 1969 г. Практически сразу я возглавила следственное отделение. Поначалу оно состояло из 4 человек. Меня предупредили, что Зеленоград находится на отшибе: помощи ждать неоткуда, поэтому на это место требуется «железный» человек.

Как такового следствия не было, а сидело всего три человека дознавателей. Фактически мне предстояло создавать новую службу. Через некоторое время начали работать молодые ребята из школы милиции — со средним юридическим образованием. Это было уже кое-что. Пришло несколько выпускников Волгоградской следственной школы (единственного учебного заведения в СССР с таким направлением) — специалистов с высшим образованием.

В Зеленограде я взялась за дела, хорошо мне известные: строительство. Со стороны ОБХСС (отдела по борьбе с хищениями социалистической собственности) мало было специалистов в этой области. А город строился. И, конечно, нарушений была бездна. Как-то принесли мне из ОБХСС одно из таких дел, смотрю — ничего не понимаю: и процентовки, и наряды фактически не соответствовали выполненным объемам работ. Например, рабочие уже получили деньги за отделочные работы, хотя возвели только каркас здания. На первый взгляд, вот оно, хищение. А на поверку вышло другое. Тогда только-только начинался подряд (бригада Николая Злобина, 1970 г. — И. Б.). Начальник строительства заключает договор на определенную сумму и обязуется за эти деньги построить дом, что называется, под ключ. И его право — распределять денежные средства по своему усмотрению. Ведь бригада все равно доведет дело до конца. И никто им не даст больше ни копейки. Так стоит ли вменять в вину строителям такой подход к делу? То есть некоторые статьи УК оказывались мертвыми.

… Приятно сознавать, что с моей легкой руки стали большими людьми почти все мои питомцы: В. И. Тришкин, Н. П. Пугач, А. П. Пашин — руководителями следственного отдела Зеленоградского ОУВД; В. Н. Давыдов — зам. начальника Зеленоградского ОУВД; А. В. Поспелов, Н. А. Капунцов — руководителями подразделений в системе МВД г. Москвы. Некоторые следователи ушли на преподавательскую работу в Академию МВД России — это В. С. Козлов, В. В. Барабанова».

Игорь БЫСТРОВ
Опубликовать:
К НАЧАЛУ СТРАНИЦЫ